Новость

Make Gorsovet great again

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Версия от 21:20, 29 апреля 2021; Урист (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск


Хотя в повестке сегодняшней сессии оказалось всего лишь 8 вопросов, мало кто сомневался в таланте народных избранников устраивать шоу. Чуйка не подвела, было угарно, даже несмотря на то, что 8 депутатов отсутствовало. В их числе и, забегая вперед, фигурант одного из вопросов, Виталий Рыбаков, что несколько сгладило накал страстей, зато на сцену смогли выйти другие герои ближнего вербального боя.

F7eLwRo6c.jpg

До начала сессии на одиночный пикет к стенам мэрии вышла девушка, упрекавшая едросов и коммуняк в совместном голосовании за повышение тарифов. Показательно, что один за одним депутаты горсовета ухмыляясь проходили мимо нее, пока вездесущий Вдовин не подошел отдуваться за братьев своих меньших. Он пытался было загнать ей старинную телегу о том, что зрить надо в корень, что повышение тарифа экономически обоснованно, и депутаты не при чем, а вот лентяи и раздолбаи из исполнительной власти совсем распоясались, не говоря уж о перевозчиках, которые ну ни в какую не желают предоставлять услуги более высокого качества. Но барышня оказалась прошаренной и, при участии подключившихся к диспуту окружающих на вопрос: «А что ж депутаты, в том числе областного совета, не проконтролируете прописывание в конкурсной документации соответствующих требований к перевозчикам, в том числе к их подвижному составу, и так далее?», - Вдовин поспешил ретироваться в гостеприимное нутро знакомой до боли мэрии.

Сессию начали за здравие – поздравляли с днем рождения Косогова. Тот аж размяк от подношений в виде букета цветов и первое время был непривычно тих, благостен и корректен. Впрочем, долго, конечно, он продержаться не смог, но напалмом жечь стал уже ближе к концу сессии, выдавая одну нетленку за другой. При непривычно тихом поначалу Косогове остальные стали разминаться на согласовании и без того короткого списка вопросов сессии. Скажем, Елесин предлагал исключить вопросы о комиссии по депутатской этике, дабы доработать, но не вышло. А вот обсуждать «Зеленую рощу» и мусорный коллапс в основной повестке дня, а не в «Разном» готовы были прям вот все, но тут уж их завернул юридический департамент, напомнивший, что есть такая вещь, как предусмотренная законом процедура, которую при всем желании сейчас на коленке не провернешь. Но депутаты решили вынести его в основную повестку на внеочередную сессию. В рамках обсуждения депутат Негин выдал шедевр: «К СОЖАЛЕНИЮ, «Зелёная роща – это орган, который создан правительством Орловской области». Это еще получит свое развитие в дальнейшем, но оговорка Негина по Фрейду задала тон. Кстати, в рамках разминки выяснилась и еще одна прелюбопытная деталь: Елесин поведал собравшимся, что в полицию подано заявление о нарушении закона. Причем, еще каком. По его словам, справедливая команда внимательно изучила видеозапись мартовской сессии и пришла к выводу, что голосование за повышение тарифа было нелегитимным, ибо тупо не хватило голосов, исходя из числа присутствовавших депутатов и результатов голосования. Если это действительно так, прецедент может быть создан просто бомбический. Но шанс на это, конечно, мягко говоря, невелик. Хотя сам по себе движ уже намечается веселый.

какие времена, такие и дуэли

Первым в списке повестки стаял, вроде как, безобидный вопрос – согласование проекта ФОК на Рощинской возле Медведевского леса. Там предполагается сделать пару-другую площадок, административное здание, короче, облагородить тот фирменный микроновский совковый макабр, от которого до сих пор бросает в дрожь. Казалось бы, благое дело, но выяснилось, что работы на объекте уже ведутся, а вот проект, в том числе и внешний вид административного здания, утверждается горсоветом только сейчас. От осознания сего факта у народных избранников знатно подгорело, и они начали искать виноватых. Опять же не выдержал даже обычно насквозь лояльный Негин, попенявший мэру Парахину: «Почему администрация так вольно трактует документы?». Косогов, начавший уже забывать о волшебной целительной силе подаренных цветов, ударился в конспирологию: «А почему цвет-то синий? Не иначе кому-то он очень понравился? Вот и стадион у нас синий, да Кузьмич?», обратился он к Родину. Потом почем-то задумался о бренности бытия: «Надо сделать так, чтобы это не гробами стояло в лесной чаще! Раньше горсовет был настоящим, а теперь растерял былое величие, стал послушным!», горевал он о времени, когда трава была зеленее, а барышни – податливее.

Мишель начал раздавать за спорт. «Почему у вас предусмотрена площадка для пляжного волейбола? Вы знаете, что в него играют 2 на 2? Вот и будут 4 человека играть, а остальные ждать! Вы бы с волейболистами поговорили, они бы сказали, что в обычный волейбол 6 на 6 играют!», - обижался Мишель. Но, как бы то ни было, вволю раскритиковав оборзевшую мэрию, которая вынудила согласовывать проект пост-фактум, депутаты единогласно приняли проект ФОК.

И дальше настал черед этических задачек. Если вы полагаете, что «новая этика», это что-то там из загнивающей гейропы с трансгендерами и прочими квирами, то вы ошибаетесь. Новая этика это теперь про орловский горсовет. Сессия длилась 3 с лишним часа, и половину этого времени депутаты, кто во что горазд, говорили именно о ней. Суть проблемы проста: комиссия по этике возбудилась по поведению Виталия Рыбакова, который сравнил Парахина с лисом, охраняющим курятник, и Владимира Строева, с помощью рук пытавшегося отогнать младшего Рыбакова, Игоря, от микрофона. И вышла занятная казуистическая штука. В регламенте и уставе все прописано не совсем четко – трактуй, как хочешь. На это и пытались указать члены справедливой команды с понятной целью: минимизировать удар по Рыбакову. Блок ЕдРо/КПРФ (от комми остались рожки, да ножки, конечно, но даже те теперь послушно пляшут под затейливые едросовские мелодии), напротив, упирал на то, что теперь в результате внесенных изменений председатель горсовета вправе лишать депутата голоса, слова и иных ништяков, если его поведение покажется ему слишком уж вызывающим и нарушающим пресловутую новую этику. Именно по этому повод и ломали копья столько времени, упражняясь в ораторском искусстве.

«Я сижу, как будто в дурдоме», - делился психотравмами Косогов. «Это не люди, это лица», - вторил ему Игорь Рыбаков. Посыпались предложения ввести в комиссию историков, лингвистов, социологов, короче, сформировать настоящее профессиональное вече. Или вообще включить в ее состав всех депутатов горсовета. «Вы умеете хорошо драться, хорошо обниматься», рассказывал об амбивалентности и богатом внутреннем мире Владимира Строева душевный Рыбаков. «Давайте в чистый четверг, в мой день рождения, все объединимся», включал вдруг Махатму Ганди словивший биполярочку Косогов. На этом месте все начали откровенно ржать, не стесняясь. «Мы маленьких не бьем», - парировал Строев, - «Вы не упали, и конвульсий не было». Извинившись за эмоции, он признал неправоту в форме, но не в содержании. Аксакал депутатского цеха Паршиков пытался призвать присутствующих к порядку и прямо указывал на свои благородные седины: «На правах к сожалению старейшего депутата, давайте не будем продолжать. У нас куча проблем в городе, а мы тут полтора часа….. Посмотрите лучше фильм «Чапаев», неожиданно ввернул он, там типа все сказано.

Короче, почесав языками полтора часа, постановили новую этику утвердить, Рыбакова пожурить, Строева простить, в дальнейшем жить дружно. Хе-хе-хе.

Опосля настал черед главного блюда – расправы над всеми, кто занимается мусорным бизнесом. И вот тут началась показательная порка – обстоятельная, вдумчивая, в едином порыве. Ведь было и есть за что. С мусорным рынком творится даже не лажа, творится форменный 3.14здец. Город тонет в мусоре в прямом смысле слова. Субботник, вместо того, чтоб хоть как-то очистить улицы, стал последней каплей. Мешки с листьями и ветками горами стоят, и вывозить их никто не собирается. Поэтому терпение лопнуло даже у ребят, чьё кредо – не признавать очевидных проблем. На сессию пришли, явно не по своей воле, представители всех трех китов мусорного рынка Орловщины – «Зеленая роща» как оператор, перевозчики как перевозчики и Парахин как руководитель мусороперерабатывающего предприятия. Первой выступила Наталья Щекина, зам дира «Зеленой Рощи». Надо отдать должное, удар держит, речь поставленная, улыбается даже в ответ на лютые наезды. Это, кстати, взбесило Косогова, который уже ерзал на месте, мечтая отправиться отмечать днюху: «Хватит уже улыбаться на сессии горсовета», - разгневался он. Россия для грустных, короче говоря. Но это было уже потом.

Щекина обрисовала ситуацию так, как видит ее она. По ее словам, коллапс стал следствием цепочки обстоятельств. Во-первых, забастовал перевозчик «Экологистик». Даже после окончания забастовки это привело к перенаполнению и срыву логистической цепочки. Во-вторых, ТБО накопились из-за сезонного фактора – все убирались, особенно частный сектор. В-третьих, виноват Парахин со своим предприятием, который не пускает машины перевозчиков, если в них есть не только ТБО. Приходится разворачивать машины, гнать их в Мценск или еще куда-нибудь, а это не только расходы, но и потеря эффективности. Короче говоря, «Зеленая роща» очень старается и вообще работает как «пожарная машина», но есть факторы, на которые региональный оператор повлиять не в состоянии, даже при желании – это если резюмировать ее выступление и ответы на вопросы.

У Парахина, естественно, позиция была прямо противоположная. Мы работаем сугубо в рамках закона, вещал этот деятель. У нас возврат машин по статистике – 1/1000. Мы вообще лучший завод в России. А лично я вообще в белых одеждах хожу. И рад бы помочь городу, но не могу, верите мне? Мы не имеем права ветки перерабатывать, у нас даже лицензии на это нет. Я все за свой счет делаю, мне «Зеленая роща» должна. И долги не признает (в этом месте Парахин чуть не пустил скупую слезу). Они мне 56 миллионов за год заплатили, а сами только на зарплату потратили 140 миллионов (хнык-хнык). Везите мне резину, переработаю. А вот ветки — не могу, ну, не могу и все. Я заложник территориальной схемы. Я практически святой, все беды — от «Зеленой рощи».

Перевозчиков же мочила и та, и другая сторона. Мол, и ездят кое-как, и мусор не сортируют, и вообще, у нас тут заруба Парахин/Роща, а перевозчики на ней греются, как могут. Сами перевозчики молчали, только смеялись во время выступлений и Рощи, и Парахина.

И вот тут депутатов прорвало. Новиков пригрозил введением ЧС, разгона всех и вся, заводом новых людей и отправлением всех участников сегодняшнего процесса на Красноармейскую (в СИЗО). Орелстроевцы призывали регоператора сделать перерасчет и вернуть жителям бабосы. Им вторил Нерушев. Косогов бушевал и говорил, что люди живут «хуже поросят в Мираторге». Котляр призывал не кипятиться, не банкротить «Зеленую рощу», потому что придут левые люди, которые намеренно раскачивают ситуацию, и тогда нам все покажется цветочками. Вдовин клялся рассмотреть вопрос на облсовете. Забавная Франко интересовалась, когда вывезут шкаф с ее помоечки. И, прикиньте, завершила речь великолепным: «Может, как-то наладить работу?»

От этого гениального прозрения коммунистической дамы в красном желание и дальше чесать языками пропало. Все равно рычагов у депутатов реальных нет, и все это понимают. Так что на этом и разошлись. А вот как решать проблему мусорного коллапса — так никто и не понимает пока.