Новость

Возвращение блудного тарификатора

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Народные избранники тянулись в большой зал мэрии с бутылочками воды - жарковато. Около входа стояла неизбывная пикетчица, на сей раз - другая дама, которая вновь призывала Парахина уйти в отставку самому, чтоб не позориться лишний раз. К ней, аж подскакивая, устремился Вдовин, поприветствовавший корра Орлеца словами: "А я иду, смотрю, вдруг нет пикета? Есть, родимый, стоит!". И давай прыгать разухабистым гусаром на уши даме, как он любит и умеет. Особо упирая на роль едросов в процветании Рассеи-матушки, не забывая при этом отмечать свою скромную роль. В общем, выступал по красоте, за что и любим мы его, чертяку такого, настолько он прекрасен в своей амбивалентности (Михал Василич, знаем, что читаете, так что, да, за значением этого слова придется Вам пройтись в сторону словаря, не обессудьте, в казармах МЧС такого не преподают  : ) )

Но к пикетам, надо сказать по справедливости, действительно все уже как-то попривыкли. Без них и сессия - не сессия. Так что теряют они свою остроту, только ленивый не отметил. Да и Барин уже как-то посмеивается. Все хорошо в меру, как известно, а сработавший один раз прием лишь на дураке срабатывает дважды. Но, воля народа - волей народа, так что пусть стоят, коль душа жаждет, к тому же Вдовину лишний раз с электоратом пообщаться и визиточку с подмигиванием барышне сунуть не повредит.

Забегая вперед, надо сказать, что самым мудрым по этой жаре и в прямом, и в переносном смысле оказался аксакал депутатского цеха Паршиков. В последнее время его знатно взъёб...ют , а, простите, утомляют долгие сессии, так что он в самом начале говорит - давайте уже покороче, нечего терять драгоценные минуты, а потом утыкается в какие-то совсем уж хтонические журналы с заголовками один круче другого, не обращая никакого внимания на происходящее и вяловато поднимая руку в нужные моменты, и то, если коллеги по партии вовремя ткнут локтем. Сегодня вот Паршиков читал нечто под названием "Республика староверов". Инстинкт самосохранения не позволил углубиться корру Орлеца в текст, хватило заголовка, фоток и пары выхваченных боковым зрением фраз, от которых стыла кровь в давно, казалось бы, ко всему привычных жилах. Но народ избрал Паршикова, теперь он именно так себе представляет народное волеизъявление, что ж, его право.

Вообще, все ждали огня от обсуждения новой структуры мэрии, согласно которой "Барин" Парахин отвечать не будет почти вообще ни за что. Но полыхнуло на обсуждении чисто технического вопроса. Вы удивитесь, речь шла о "самой красивой улице мира" (с) Вермишян. И о косметических изменениях на ней. Но жара пошла такая, что пошлые +34 снаружи отдыхали.

Короче. Чувачок Силкин Роман Геннадьевич (влюбивший в себя всех без исключения дам и заслуживший уважения всех нормальных мужиков своим выступлением), арендовал помещение на Ленина-29. Кафе "Amor". Выяснилось, что вход в помещения - общий. Он предложил сделать так, чтоб к нему в кафуху он стал отдельным - прорубить окно и поставить времянку-лесенку. Представил проект. А согласовывать должен любые изменения как раз горсовет. И, если в 99,99% случаев это вопросы сугубо технического характера, ну, вывеску там повесить, ну, помещение из жилого в нежилое перевести, тот тут бомбануло, да как!

Завёл всех, как обычно, Виталий Рыбаков, предложивший прямо здесь и сейчас решить судьбу Красного моста. Потому что потом, как известно, депутаты отправятся греть бока на заслуженные июльские каникулы, а мост могут просто похерить. Но вопрос, конечно, не прошел. Да и в целом депутаты поначалу обсуждали вопросы жары. С какого хера не поставить кондеи, возмущались они? Оденьте маски, кричали с президиума (НАДЕНЬТЕ, сколько раз вам повторять, товарищи депутаты! Одевают - Надежду. Надевают - одежду. Простое мнемоническое правило, не позорьтесь уж, стыдобища ж). Младший Рыбаков и вовсе погнал передвигать вентиляторы. А тем временем обсуждалось как раз, казалось бы, простое техническое решение - чтоб в кафе "Amor" появился отдельный вход.

"Предприниматели не живут хорошо. Я готов сделать отдельный вход и отвечать за него, а не за общий вход, оставшийся с 90-х.

В чем проблема?" - вещал означенный руководитель кафе. И тут понеслась ярмарка тщеславия, тупости и скудоумия. Умных и компетентных настолько, чтоб ее прервать одним термином в мэрии нет с 2014-го года - система выдавила. Депутаты упражнялись в попытках выразить неизбывную местечковую любовь. Нерушев, смешно подергивая бровями и подпуская в голос слезы, аж кричал: "давайте в каждом помещении по 10 дверей прорубим, ну?". Дергая кадыком, он и вовсе дал Станиславского: "Я депутат, я имею право выражать эмоции!" И сел, еле сдерживая скупые слезы.

Абсолютно клоунского вида Дынкович сначала поднялся, одернув не по размеру брючки, чтоб поддержать коммерса, но, получив закономерный отлуп, подхныкивая, сел и дрогнувшим голосом изрёк: "Вы только что с треском потеряли мой голос, я за вас голосовать не буду". Забыв о том, что вопрос идет о кафе, а не об их с Васей Иконниковым змеиных тёрках. "Вы разговариваете через губу", - обижался фюрерок Дынкович, хнык-хнык.

В этот момент заржали даже самые лояльные. Силкин, конечно, вел себя эмоционально, но задавал правильные вопросы, к которым присоединится каждый бизнесмен с Ленинской:

- почему в проекте реконструкции 2016 не были предусмотрены пандусы?

- почему вы докопались только до меня, если я хочу все сделать по закону?

- почему вы так избирательно смотрите на изменения?

- доколе?

Ответов не нашлось. Так что, объединившись в единой злобе, депутаты парнягу прокатили. А он всего-то хотел отдельный вход, не через хер кому пойми какие помещения, а через свое, к тому ж арендуемое. Держись, товарищ Силкин, выступил круто, респектос!

А потом зашла речь о главном вопросе - реструктуризации мэрии. Тут необходимо лирическое отступление. Когда-то в стенах городской администрации (да и в областной тоже) работал товарищ Андрей Тиунов. Отличаясь незлобивым нравом, собственным кабинетом и дико высоким уровнем профессионализма, он быстро завоевывал авторитет, которым, впрочем, никогда не кичился, даже, наоборот, скромничал. Но именно на его плечах и мозгах лежала работа по расчёту и верификации всего, с чем каждый из нас сталкивается ежедневно. Что важно - с уважением к нему относились и равно сменяемые главы и те ребята, которые зависели от его расчетов, типа Коровина, к примеру.

Работал он долго, его ценили, но несколько лет назад пришло время якобы менять старую гвардию. Тут и Тиунов психанул, и хозяева мэрии менялись. Нет больше "Сергеича" в мэрии, а именно так его зовут почти все, кто имел честь с ним общаться. И тут, обсуждая вопрос повестки дня, встаёт Косогов, и как давай исполнять. До этого ругали, что в пресс-службе будет 8 человек (якобы по федеральной повестке пилотного проекта), в СБ - 10 (кого бояться--то, спросил Игорь Рыбаков?), а нач. управлений получат право подписи (здесь всё понятно - Парахин хочет снять с себя ответственность).

"Тиунов жив! И даже здоров! Он профессионал! Давайте вернем управление по тарифам! Давайте вернем Тиунова!", - возопил Косогов.

Что ж, Женёк, впервые Орлец согласен с твоей депутатской позицией. Потому что Тиунов - очень крутой. За него горой могут встать все анонимусы. Но вышло, так, как вышло, едросня проголосовала за новую структуру. Хотя Сергеичу наверняка это очень льстит.

А депутатам с опытом можно сказать только одно: какого хера вы сидели, засунув языки в ваши податливые жопы, когда вас давил Потомский и Вермишян? Где были ваши яйца? Где были ваши надрывные глотки?

В собственной кормушке они были, вот и весь расклад. И не хрен сейчас ерепениться.