Новость

Бабосы не пахнут

В продолжение главной темы вчерашнего дня, горячего обсуждения мусорного коллапса на горсовете: о чем забыли сказать участники мероприятия?

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Версия от 08:06, 30 апреля 2021; Hog (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск


Мусорный бизнес всегда был в высшей степени токсичным. И в прямом, и в переносном смысле. Во многом по этой причине незабвенный господин губернатор Потомский питал к нему такую нежную любовь, что во Всеволожске, что в Орле. Потому что денег на нем поднять можно огромное количество, при минимальных рисках. При этом, конечно, придется нарушать закон, наносить гигантский ущерб экологии и в болт не ставить интересы жителей, но кого и когда это колебало, если речь идет о хорошем наваре?

Вчера на сессии горсовета можно было заметить одну крайне любопытную деталь. Несмотря на то, что представители перевозчиков присутствовали, вопросов им никто не задал. Да и сами они предпочитали помалкивать, не лезть в пекло, по-джентльменски предоставляя эту опцию «Зеленой Роще» и Юрию Парахину, которых рвали (за дело, надо сказать), на куски. И в отдельные моменты их выступлений, особенно последнего, перевозчики откровенно смеялись на своих местах, прекрасно отдупляя, что если бы тот сказал правду о том, как обстоят дела с перевозками мусора, впору было бы действительно, по выражению Новикова, прямо из большого зала мэрии везти ребят в сторону СИЗО на Красноармейской.

Инсайдеры с мест сообщают — есть гигантский пласт, о котором вчера предпочли забыть, к взаимному удовольствию сторон, потому что он играет огромную роль в том мусорном коллапсе, который накрыл регион. И он непосредственно связан с теми улыбчивыми, но молчаливыми ребятами, которые вчера наслаждались показательной поркой.

Предположим, вы разобрали у себя на участке старый сарай. Доски, гудрон, утеплитель, куча хлама, которую надо куда-то деть. Что делать, размышляете вы, задумчиво почесывая репу? И лезете, скажем, на авито, набирая вспотевшими после праведных трудов лапками запрос «вывоз мусора». Быстро договариваетесь, через часок к вам подъезжает грузовая Газелька, крепкие мужички споро грузят в нее останки вашего милого сердцу сарая, вы даёте ребяткам кэш и они довольные отваливают. Вам вроде и приходит в голову мысль типа «а куда они повезут мусор», но быстро ускользает. А Газелька в лучшем случае отъезжает на десяток километров от города в сторону незаконной свалки, в худшем, просто сваливает это все в ближайшем овраге или лесополосе. А потом едет на другой заказ, надо крутиться.

Но это один сарай. А в городе и регионе у нас, если кто забыл, есть огромное количество государственных структур и крупных застройщиков. И их отходы тоже нужно вывозить, утилизировать. Госзаказчик, Водоканал, Дорожная служба, Орелстрой, заводы и иже с ними: все эти хлопцы генерируют огромное количество промышленных и строительных отходов, а не ТКО, которые лежат в мусорных баках под нашими окнами.А в этом случае, понятно, одной Газелькой не обойтись.

И тут на арену выходят те самые улыбчивые, предприимчивые, но предпочитающие помалкивать ребята — официальные перевозчики, выигравшие конкурс на транспортировку мусора. Согласно территориальной схеме, крупные заказчики заключают с ними контракты, по которым они должны куда-то эти отходы везти. В случае Орла, разумеется, дорога ведет напрямую к упомянутому господину Парахину. И открывается гигантский простор для творчества, финалом которого является оседание бабла в карманах.

Во-первых, перевозчикам выгодно возить не ТКО из контейнеров, а именно промышленные и строительные отходы. Это быстрый, четкий, осязаемый кэш, из-за этого не попадешь на страницы СМИ, не станешь объектом пристального внимания. По этой причине вывоз мусора, который волнует большинство населения, отходит на второй план — перевозчики рубят бабло в другом месте, твердые коммунальные отходы идут в прямом и переносном смысле лесом.

Во-вторых, вариантов для получения дополнительного бабла, при наличии связей с поставщиком и тем же владельцем мусоропереработки, огромное количество. Как известно, отходы разделяются на классы опасности, от 1 до 5, где 1 — самый опасный. На строительные и промышленные отходы, которые в ряде случаев могут быть отнесены, скажем, к 3-й категории, просто оформляется бумажка на 5-ю (самую безопасную), и все закрывают на это глаза. В том числе и условный Парахин. А следы замести — легче легкого. Никто и никогда не проверит, какая там была категория отходов у приехавшего Камаза в тысячах кубометров сброшенного мусора.

В-третьих, отходы можно тупо перепродать, в том числе самим же заказчикам. Бой кирпича или бетонный лом можно сбагрить для отсыпки участков, асфальтовую крошку — для укрепления грунтовок и далее по списку.

Ну и, в-четвертых, можно тупо пилить кэш с тем же «Экосити». При наличии договоренностей, возможностей вдалеке от любопытных глаз нарубить бабла открывается масса. Да и тем, кто поинтересуется ненароком, можно кинуть подачку.

Именно по этой совокупности причин перевозчики забивают не болт, а болтище на вывоз ТКО. С ними и гемора больше, и денег меньше, и скандалы постоянные. А сбои в логистической цепочке неизбежно ломают всю систему. Жители охреневают от того, что за их деньги не вывозится их же мусор, власти получают люлей, СМИ подхватывают тему. А в это время улыбчивые перевозчики заезжают на стройплощадку за новым Камазом бабла