Соловей-разбойник

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Rip.jpgПокойся с миром! Эта статья повествует о событиях давно минувших дней. Олдфаг пускает скупую слезу.
Moar.jpgMOAR!!! Этой статье не хватает исторических изображений по сабжу! Реквестирую их в этот тред!

Соловей-разбойник – Солова Адихмантьевич, местный мастер художественного свиста, который на своей шкуре испытал все прелести единения с Киевом.

Предыстория[править | править вики-текст]

Родился Солова во второй половине 1120-х годов в семье вятического старшИны Адихмантия (эдакого местного князька-боярина), занимавшимся нехитрым мытарским промыслом. Дело в том, что в районе нынешнего Хотынца берут исток бассейны 4х рек – Орлика, Нугри, Снежети и Вытебети. Так что по тем далеким временам, когда грузы перемещались преимущественно водными маршрутами, местечко было очень крутой транспортной развязкой. А если сюда прибавить сухопутный Свиной шлях по водоразделу между Окой и Сеймом, то сию слегка болотистую возвышенность вообще можно назвать важным логистическим узлом.

Сабж. Праздничный вариант с фамильным хазарским томагавком.

Короче, купчишки всех времен и народов, намеревавшиеся за пару ходок в Полесье сделать себе состояние на оптовой закупке за сущие дерхемы рабов, мехов и прочего меда с воском, волей-неволей вынуждены были перетаскивать в этом месте свой торговый скарб и тушки с лодками из одной речушки в другую.

И в процессе волочения товара по суше к ним заявлялся такой Адихмант с шоблой и со стандартным вопросом – типа: Ой вы гости-господа, вы откуда и куда без охраны? - брал с купчишек свой тариф за «крышу», особо не озоруя, чтобы не распугать клиента. Долгое время в лесу был порядок. После Любечской сходки 1097 года, верховные воры в законе, пардон за мой новорусский, - князья дома Рюриковичей поделили сферы влияния, оставив Лесную землю с вятичами за Черниговским княжеством, потому местные старшИны быстро поняли, кто теперь держатель общака, и какой процент от своих доходов ему надо отстегивать. Ну, а кто не понял – тому черниговские по-быстрому настучали в бубен, лишив бабла, баб, бухла и бренности жизни.

Но тут в 1125 году скопытился главный пахан – киевский смотрящий – князь по-ихнему – с известным погонялом Мономах. А через 7 лет склеил ласты и его сынок - Мстислав Великий, кончина которого считается завершением существования Древнерусского государства. Ага. И понеслась…

Прежде всего две основные ветви дома Рюриковичей - Мономашичи и Ольговичи выдали предъявы на великое княжение. А потом и все прочие гинеалогические гиляки стали пытаться занять лучшее место под солнцем.

Вначале мутились только в столицах. В 1139-м Ольговичи изгнали из Киева Мономашичей, в 1145-м Мономашичи вернулись, посадив: Изю Мстиславовича на стол, а Игоря Олеговича – в поруб (русский вариант зиндана). Святослав Ольгович спрятался за стенами Новгорода-Северского, а его родственники – Давыдовичи, пользуясь случаем, подвергли грабежу и разорению смирных севЕрских аборигенов. Тем временем в далеком Суздале Юрий Мономашевич (Долгорукий) положил свой тяжелый глаз на Крещатик с Лаврой и прочие киевские ништяки. Короче – белый северный пушистый зверек постепенно подбирался и к дремучей земле вятичей.

Юность[править | править вики-текст]

А в это время наш Солова перенимал от отца профессиональные навыки рекети… извиняюсь, - честного таможенника, попутно оттачивая искусство свиста и прочего зверского звука – жизненно необходимого для приватного информационного обмена в отсутствие другой мобильной связи.

И не подозревал тогда молодой Солова, что в недавно отложившемся от Чернигова Муромском княжестве в простой крестьянской семье уже родился полупарализованный малец Илюша, который станет причиной полного трындеца и разорения всей Адихмантьевой семьи и вотчины.

Тем временем Святослав Ольгович дал деру из Новгорода-Северского на север к вятичам, преследуемый Давыдовичами и Изей с дружиной. В этой заварушке экономика будущей Орловщины в очередной раз пришла к полному успеху, а налоговые сборы семьи Адихмана ушли в полный анус. Тут еще папаше пришлось ехать на сходку вятичей в Дедославль, созванную Изей, оставив хозяйство и бизнес на молодого Солову. Кстати, старшой так и не вернулся из поездки, сгинув по дороге в горниле княжеской замятни.

Потом вернулся взад сбежавший было Святослав с войском половцев, ратью Долгорукого и прочими хорошо вооруженными друзьями. Поэтому и 1147 год тоже как-то не заладился.

Зрелость[править | править вики-текст]

Вскоре посаженный черниговцами карачевский воевода отжал у Соловы семейный бизнес, сделав местное налогообложение исключительно государственной прерогативой. Ибо не йух. И Солова пустился с братвой в охотный промысел, при этом особо не отличая четырехногую дичь от двуногой, благо места охоты были и тогда уже такие же дремучие, как и в нынешний период текущего процветания.

За счет не совсем добровольных, но весьма полнокровных реквизиций и конфискаций соловьиные дела пошли в гору. Диверсификация папашиного предприятия позволила отстроить поместье, переженить дочерей и с надеждой ждать заслуженного пенсиона.

Но не тут то было! Едва возмужавший муромский крендель Илюха научился-таки ходить ногами, а не бегать по-паучьи на передних конечностях и решил пытать счастья в столице древней Щененевмерлы. Будучи наслышан о большой и чистой любви свидомитов к презренному металлу, он решил по дороге в Киев заработать себе грев на вписку в княжескую дружину, попутно совершив пару-тройку подвигов, чтоб братва зауважала.

Кончина[править | править вики-текст]

Если анонимус помнит, в 1166 году добрался Илья Муромец до Лесной земли, втерся в доверие к нашему атаману и при первом удобном случае дыбанул кистенем ему по щщам, попутно выбив правую зенку, упаковал и поехал осматривать квартирку опущенного терпилы. Там он вынудил семью выложить все накопления за жизнь пахана, кинул их не по-детски и свалил по беспределу с кушем в Хохляндию, где и мочканул бедолагу по-настоящему. Печаль.

Кстати. В то время в стольном граде ненадолго воцарился князь Владимир Мстиславович - сын Мстислава Великого. Так что былина не врет насчет имени князя, к которому приволок Илья Муромец тяжело раненого Солову.

Память[править | править вики-текст]

Ну а на родине Солову запомнили: и речку Смородинку не переименовали, и деревню Девять Дубов, где он жил, до сих пор так именуют. Калинов мост, правда, давно развалился, а Леонидов крест еще раньше заломали. Так и живем.