Революция 1917 - 1918 годов на Орловщине

Летопись великих событий.

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Любые великие события со временем обрастают художественными вымыслами политически ангажированных авторов, затираются в сознании народонаселения, превращаясь в набор блеклых штампов, имеющих мало общего с реальной исторической действительностью. В целях сохранения правоты и достоверности публикуется этот текст.

Православное начало[править | править вики-текст]

1917 год на Орловщине начался с того, что на рождественские праздники прибыл в Орел вновь назначенный губернатор – граф Николай Васильевич Гендриков – весьма влиятельная персона при царском дворе, на что, впрочем, вскоре всем стало глубоко насрать, а может даже и хуже.

А вот 25 февраля вдобавок к новенькому губеру сюда же нарисовался свежий епископ, экстремист-черносотенец Михаил Макарий (Гнеушев), один из основателей и руководителей монархистской террористической организации "Союз русского народа", коего на железнодорожном вокзале всей оравой с почестями встречали представители вновь назначенной губернской власти.

В этот же день в Петрограде прекратился выпуск центральных газет, с 28 февраля по 1 марта перестало функционировать Петроградское телеграфное агентство.

Однако губернатор граф Н.В. Гендриков подготовил 1 марта и на следующий день обнародовал контрреволюционный призыв: "спокойно и трезво выжидать разрешения происходящих в Петрограде событий, пока сам государь император не укажет нам, кому мы должны подчиниться". Наивный чукотский Николай Васильевич полагал, что к его циркулярам кто-то еще прислушивается. Ага.

В Орле революцию сделал абсолютно неизвестный и ныне практически забытый комиссар Министерства путей сообщения Государственной Думы депутат-прогрессист А.А.Бубликов. Зная, что телеграфная связь Министерства путей сообщения уже не контролируется Министерством внутренних дел, он невозбранно разослал по всей железнодорожной сети телеграммы об интернировании императора.

К часу дня первого марта Орловский городской голова и председатель губернской земской управы получили телеграммы о создании Временного Правительства. Граф-губернатор Гендриков попытался подготовить почву для силового мятежа против революционной власти. По его распоряжению город Орел был наводнен вооруженными патрулями. Вместе с епископом Макарием он хотел задурить орловцам головы, организовав панихиду в память об императоре Александре Втором, которого 1 марта православно шлепнули народовольцы еще в далеком 1883 году. Типа хомячки погорюют о покойничке и грудью встанут на защиту пока еще живого текущего монарха. Но не тут-то было!

Чтобы не допустить контрреволюционной деятельности губернатора и иерарха РПЦ, в три часа дня 2 марта начальник Орловского гарнизона генерал-лейтенант Никонов направил в Петроград телеграмму о признании власти Временного правительства. Весь 38-тысячный Орловский гарнизон перешел на сторону революции. Это внезапно оказалось гораздо более существенным аргументом, чем какие-то церковные черносотенные песнопения.

Тотчас же Орловская городская Дума сформировала Комитет общественной безопасности из 6 человек, во главе с депутатом Орловской городской думы С.Д. Богословским, в состав которого вошли известные революционеры - губернский предводитель дворянства князь А.Б.Куракин и председатель губернской земской управы С.Н.Маслов. Комитет заявил о переходе в его руки всей полноты власти в Орловской губернии и о своем подчинении Временному правительству.

3 марта генерал-лейтенант Никонов провел военный парад частей Орловского военного гарнизона, возглавив его "на извозчике и с огромным красным флагом". Обрати внимание, %username%, большевиками на орловщине еще почти не пахло, а флаги уже были красными. Не в пример нынешним хоругвям. И совсем не большевистские комиссары в пыльных шлемах уже взяли за нежную мошонку местное хомячковое сообщество на пути в светлое будущее.

Как известно, в те дни в Питере, да и в Москве народ устроил настоящую охоту на жандармов и прочих полицаев. Погононосцев забивали камнями, топили где попало или просто отстреливали как бешеных псов. Чтобы не допустить открытия такого же охотничьего сезона в Орле губернатор, пожалуй, последним своим указом распустил ненавидимую трудящимися полицию. Следовательно, с 3 марта 1917 года по октябрь 1941-го орловчане как-то обходились без столь столь необходимого государственного атрибута. Да и появившихся в 1941 году полицаев вскорости добрые люди также постреляли и перевешали. Не то, что нынче.

В те же дни сформировался Орловский Совет рабочих депутатов, который был гораздо более многочисленным, чем тот же Комитет общественной безопасности. В первом орлецком рабочем горсовете было аж целых 92 депутата. Что, впрочем, не помешало ему тут же снюхаться с дворянским Комитетом общественной безопасности и заявить о готовности к совместной работе.

А все потому что руководство в Совете принадлежало меньшевикам и эсерам. Ну это как если бы сейчас в горсовете большинство, включая председателя, было бы у меньшевиков Дынковича и эсеров Рыбакова, а не у того квазимонархистского безобразия, что нас всех имеет на ноябрь 2020 года.

Уже через несколько дней в состав Горсовета вошли представители солдатских комитетов орловского гарнизона, что только прибавило солидности этому высокому собранию, не изменив, однако, его политических предпочтений.

4 марта граф Н.В. Гендриков с запозданием получил телеграмму об отречении Императора Николая Второго в пользу Великого Князя Михаила Александровича и передачей последним власти Временному правительству до созыва Учредительного собрания. В этот же день губернатор вынужден был признать полноту власти Комитета общественной безопасности и телеграфно уведомил Петербург о своей поддержке Временного правительства. Надо сказать, губернаторы, они, как правило, политически проницательные личности, иначе не выживешь. Впрочем, в тот раз природная проницательность мало помогла цареву губеру.

Уже 6 марта телеграммой князя Львова граф Н.В. Гендриков был временно освобожден от занимаемой должности. Его обязанности были возложены на начальника орловской земской управы С.Н. Маслова, назначенного комиссаром Временного правительства по Орловской губернии.

Граф Гендриков был далеко не дурак и прекрасно понимал, что в условиях революции, как правило, одним низложением прежние власти не отделываются, поэтому вскорости оперативно и тайно смылся на Кавказ для сохранения своего здоровья и жизнедеятельности.

Промежуточные выводы[править | править вики-текст]

Вот так в Орловской губернии победила буржуазная Февральская революция. Казалось бы, всем хомячкам надо расслабить булки и наслаждаться первыми душистыми глотками внезапно обретенной свободы. Но епископ Макарий продолжил с церковной кафедры люто-бешено агитировать за царизм, совсем как нынешнее официальное телевидение и прочие. И тогда в апреле 1917 г. в Орле состоялся съезд духовенства и мирян Орловско-Севской епархии, прогнавший с Орловщины иерея-экстремиста, который при новом правительстве тормозил переустройство церковной жизни, а Епархиальный Совет направил обер-прокурору Синода прошение об изгнании его с епископской кафедры.

В мае 1917 года господин Макарий бежал из Орла в Смоленский Спасо-Авраамиев монастырь, а в январе 1918 г. - в Спасо-Преображенский монастырь г.Вязьмы. Впрочем, на этом его подрывная деятельность не закончилась. В августе 1918 г. он попытался организовать в Смоленске контрреволюционное восстание, завершившееся провалом, 22 августа 1918 года был арестован и согласно законному решению революционного трибунала расстрелян 4 сентября в числе четырнадцати террористов. Вот так немного жестковато победившая революция расправлялась с непримиримой монархической оппозицией.

Подельник отца Макария орловский поэт С.С. Бехтеев пытался через графиню А.В. Гендрикову направлять в Тобольск дочерям арестованного экс-императора Николая Романова Ольге и Татьяне, а также ему самому подметные письма в их поддержку. Однако скоро адресат, приняв ислам, канул в Лету всем семейством, и надобность в переписке отпала.

К сожалению, в Орловском Успенском мужском монастыре монашествующие, очевидно, забыв о своем предназначении - молиться о спасении душ правоверных, несколько лет назад открыли мемориальную доску в память об орловском поэте-экстремисте С.С. Бехтееве. Впрочем, сомнительно, что этот факт прибавил орловцам промонархистских настроений.

Свобода печати[править | править вики-текст]

В 1917 г. в Орле появились новые печатные издания, принадлежавшие различным партиям и учреждениям. 9 (22) марта вышел первый номер "Известий Совета рабочих депутатов", с которых берет свое основание областная газета "Орловская правда". Издавались также газеты: "Вестник Орловского комитета безопасности" (1917), "Голос народа" ("Орловский голос") — орган орловской демократии (1917—1918), "Крестьянский вестник" — орган губсовета крестьянских депутатов и губкомитета партии социалистов-революционеров (1917—1918), "Орловская мысль" — "Орловского Союза русского народа" (февраль—март 1917 г.), "Солдат" — издание запасного конно-артиллерийского дивизиона (1917), "Дело социал-демократа" (1917—1918), "Журнал юношества" — орган Союза учащихся (1917) и др. издания.

Советское продолжение[править | править вики-текст]

Но вернемся к нашим баранам, пардон, - революционерам. Чтобы не останавливаться на полпути к задуманному прогрессу 27 июня (10 июля) 1917 г. в Орле был избран городской комитет большевиков, который без излишнего пиара проводил активную работу по отжатию власти у буржуазии в пользу трудящихся.

Как известно, Великая Октябрьская социалистическая революция началась в Петрограде ночью 25 октября (по старому стилю) 1917 года путем вооруженного восстания рабочих, матросов и солдат.

Уже 26 октября в Брянске, который в то время входил в Орловскую губернию, власть вооруженным путем взяли отряды Красной Гвардии и передали городским Советам. Началось победное шествие Советской власти по территории Орловщины.

На следующий день 27 октября 1917 г. в Новозыбкове (который тоже в свое время был орловским городишком) совсем мирно без стрельбы Военно-Революционный Штаб объявил о свержении в городе власти Временного Правительства и передаче ее, родимой, Совету Рабочих и Солдатских Депутатов.

А что же крылатая столица благословенной российской губернии? Как развивался революционный процесс в светочи провинциальной демократии? Надо сказать, что не в пример Брянску – крайне уныло. Еще 13—16 (26—29) октября 1917 г. на заседании горсовета была одобрена резолюция о поддержке Учредительного собрания. Типа все местное аборигеновое сообщество на низком старте ждет, что постановят в Питере депутаты о будущем политическом устройстве бывшей Россиянской Империи. Иными словами на серьезных щщах соглашательский горсовет приготовился слиться перед готовящейся к провозглашению буржуазной республикой.

После свержения Временного правительства в Петрограде 26 октября (8 ноября) 1917 г. на совместном заседании исполкомов Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов было принято решение осудить вооруженное восстание в Петрограде. Это эпическое решение достойно повторения: Советская власть в Орле изначально резко осудила Великую Октябрьскую социалистическую революцию! В этом вся суть орловского мещанства!

Одновременно при Городской думе (да, Дума тогда тоже еще была) был создан "Комитет по охране завоеваний революции" (имелась в виду Февральская революция). Но это не помогло ни Думе, ни Февральской революции.

Однако 1 (14) ноября Городской Совет под влиянием большевиков одобрил действия петроградского пролетариата. Но на заседании Совета 4 (17) ноября меньшевики и эсеры снова добились отмены этой резолюции. И снова осудили действия революционеров в Петрограде. Было принято решение о создании коалиционного "нового правительства из представителей всех революционных и социалистических партий". Типа, ребята, давайте жить вместе и дружно.

По требованию фракции большевиков в ноябре прошли перевыборы Орловского городского Совета рабочих и солдатских депутатов. На заседании вновь избранного Совета 25 ноября (8 декабря) 1917 г. в исполком Совета в большинстве были избраны большевики. 26 ноября (9 декабря) Совет избрал Военно-революционный комитет в составе 10 чел. (из них 6 большевиков). Власть в Орле перешла к ревкому. 10 (23) января 1918 г. городской Совет признал ЦИК Советов рабоче-крестьянских и солдатских депутатов "единственной законной властью страны" и одобрил его решение о роспуске Учредительного собрания. Наконец, 21 февраля 1918 г. были ликвидированы Городская дума и Городская управа. Двоевластие на Орловщине закончилось.

Но пока в ноябре 1917 года в губернском центре политические силы мерелись понтами, формируя и переформировывая свое отношение к смене центральной власти, на две-три недели в губернии установилась зыбкая тишина. Обыватели пережидали осеннюю распутицу, втихаря делая на всякий случай тайники с продовольствием и прочим потенциальным дефицитом.

Но в середине ноября 1917 г. по первому морозцу в Клинцах (еще в одном городке Орловщины) появились большевистские агитаторы, и вскоре рабочие и солдатики, постреляв недовольных, заявили об установлении истиной Советской власти еще в одном орловско-брянском уезде. Однако этот мелкий инцидент с несколькими жмуриками с тех пор считается началом Гражданской войны на Орловщине.

24 ноября большевики добрались и до Севска, где абсолютно мирно собрали революционный комитет, который объявил о взятии на себя всей полноты власти и передаче ее Крестьянскому съезду.

В тот же день сия печальная для либерастов и их нынешней власти участь постигла и Мценск. Здесь внезапно появился Комитет спасения Революции (Военно-Революционный Комитет), который взял власть и передал ее уездному Съезду Советов.

На следующий день 25 ноября 1917 г., как уже говорилось, революция полыхнула в губернской столице. В Орле мирным путем без стрельбы и расстрелов власть взял Исполком Совета Рабочих и Солдатских депутатов и сформировал Военно-Революционный Комитет.

В те далекие времена даже такие тектонические сдвиги, как социалистическая революция в темной православной Орловщине происходили ползуче-медленно. В Кромах только 10 декабря собрался уездный Съезд Советов, который объявил о взятии власти и формировании Военно-революционного комитета. Тоже мирно.

А в Дмитровске такое же народное счастье приключилось аж 16 декабря 1917 г., где уездный Съезд Советов, провозгласил не только взятие всей полноты власти и создание Военно-Революционного Комитета, но и сформировал вполне себе работоспособный отряд Красной Гвардии. Что характерно – мирным путем.

В Карачеве Советская власть случилась также в декабре 1917 г. посредством Военно-Революционного Комитета с передаче ее уездному Совету Народных Комиссаров. Карачевская Красная Гвардия также сформировалась мирно, ибо кто ж будет отказываться от винтовок с пистолетами даже без гарантий официальной заработной платы.

А вот в Ливнах местное буржуйское купечество долго упиралось наступлению своего трудящегося счастья. Поэтому пришлось выжидать Нового Года с Рождеством, чтобы 7 января 1918 года, замочить упирающихся и провозгласить передачу власти от еще одного Военно-революционного комитета к уездному Съезду Советов.

Без излишней стрельбы с мочиловым тихо и мирно в январе 1918 года Советская власть взята съездами Советов в еще трех захудалых уездных городках – Мглине, Сураже и Стародубе.

Но в Малоархангельске 9 января 1918 г. местные буржуины с помещиками не согласились со взятием власти уездным Советом рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и образованием Военно-Революционного Комитета. Пришлось народу ненадолго восстать и силой доказать свою правоту недовольным.

15 января 1918 г. в Новосиле власть без излишнего шума взяло Военно-революционное Бюро, создало отряд Красной Гвардии и тут же передало власть в руки уездного Съезда Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов.

Богом забытый Болхов принял советскую участь 27 января 1918 г., когда болховчане созвали-таки, наконец, уездный Съезд крестьянских депутатов и сформировали военно-революционный комитет. Также прошло все без эксцессов.

Первые шаги Советской власти[править | править вики-текст]

В марте 1918 г. в Орле произошло вооруженное выступление против Советской власти, которое возглавил начальник броневых дивизионов, комиссар по охране города И.П. Сухоносов. Оно было подавлено силами 142-го пехотного Звенигородского полка и сформированных Советом вооруженных отрядов.

В марте—апреле 1918 г. из бывших военнопленных немцев, австрийцев, венгров, чехов, словаков, румын, болгар в Орле был создан интернациональный отряд. В него вошла и сформированная ранее польская рота. Бойцы отряда участвовали в вооруженной борьбе за упрочение Советской власти в губернии. В марте 1918 г. был сформирован 1-й Орловский советский полк, сражавшийся впоследствии на фронтах гражданской войны.

30 июля 1918 г. был арестован Орловский комитет партии левых эсеров, а их представители исключены из состава Орловского горисполкома.

Одним из первых мероприятий новых органов власти была ликвидация частной собственности. В октябре 1918 г. горсовет национализировал все торговые и большую часть промышленных и других предприятий, а в декабре отменил частную собственность на все строения, расположенные в черте города.

Осуществлялись мероприятия в области народного просвещения и образования. 6 марта 1918 г. при губсовете была создана Комиссия по охране памятников искусства и художественных ценностей. 1 сентября 1918 г. начал свою деятельность городской отдел народного образования. В ноябре 1918 г. открылся Пролетарский университет им. В. И. Ленина (действовал до ноября 1920 г.). 24 ноября той) же года открыта библиотека-музей И. С. Тургенева. С 1919 г. начала работать Центральная городская библиотека, с 1929 г. носившая имя Н. К. Крупской, (10 августа 1992 г. переименована в областную библиотеку им. И. А. Бунина).

1 мая 1919 г. открылся историко-художественный музей, созданный на базе губернского и церковного историко-археологического музеев, собраний военного характера из частей гарнизона и кадетского корпуса и национализированных коллекций частных лиц.

В мае 1919 г. на основе "Музыкальных классов", существовавших с 1877 г., образована Пролетарская консерватория, которая в 1920 г. стала именоваться Народной музыкальной школой II-й ступени, а с 1924 г. — Губернской музыкальной школой (ныне Орловская детская музыкальная школа им. В. С. Калинникова).

Возникают новые политические и общественные организации. 30 мая было провозглашено создание городской комсомольской организации, а 1—2 сентября 1919 г. в Орле проходил 1-й губернский съезд Союза коммунистической молодежи. 25 сентября 1919 г. был создан Союз журналистов г. Орла.