Первозванный Андрей Ионович

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Версия от 18:27, 24 декабря 2018; Крендель (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Butthurt.JPGACHTUNG!! Эта статья вызывает батхёрт у зараженных православием головного мозга и провоцирует их на ненависть!


Первозванный Андрей Ионович (02.08.08 до н.э - 11.11.62 н.э.) – православный рыбак, апостол и, пожалуй, первый еврей, посетивший эту вашу будущую Орловщину, что стало весьма примечательным эпизодом древней местечковой истории.

Андрей Ионович смотрит на тебя как на голядь

Родился Андрюша незадолго до Христа в славном израильском граде Вифсаиде, в окрестностях которого с помощью отца познал все премудрости непростого рыбацкого промысла. Но рыбаком он пробыл не долго – не успев возмужать и даже жениться, побежал, сломя голову, за Иваном-крестителем, в тусовке которого и познакомился с Иисусом (позывной «агнец»), после чего одним из первых проникся и последовал за оным вплоть до Голгофы. Иисус научил сабжа хождению по воде, иммунитету к морской болезни, древнегреческому языку, приемам божественной реанимации и искусству кулинарии для малоимущих.

А ты что видишь в этих загибулинах?
Православненько!
Нечто фалломорфическое
Домик для родничка
Где-то здесь

После вознесения Спасителя в 33 году Андрей Ионович, будучи откомандирован на Север, направился в Византию и Персию, но потом в начале 39 года вернулся на малую родину, собираясь пожить в тихом семейном кругу. Однако после смерти сына (утонул бедняга) отправился куда глаза глядят опять же на север. Перебравшись через Понт Эвксинский (Черное море) он попал в Скифию. По дороге он обращал встречных аборигенов в христианство, не забывая осквернять святыни более древних верований и чувства их языческих носителей. За что неоднократно был наказан, причем бывало и до полусмерти. Но, хвала Создателю, Андрей Ионыч выжил и добрался-таки досюда, по пути освятив днепровские холмы незалежной матери-одиночки городов русских и другие географические примечательности.

От Днепра апостол шлепал пешком, причем теми же путями, которыми мигрировали животные, купцы и прочие бандиты с полководцами. Примерно так же, как добирался через тысячелетие после до верховий Оки Кукша с подельником, только чуть западнее. Андрею повезло больше Куприяна: во время его путешествия в наших местностях еще проживали не воинственные вятичи, а гораздо более миролюбивая голядь. Да и национальная изворотливость тоже способствовала повышению живучести сабжа.

После показа аборигенам пары рыболовных приемов, излечения пацанвы от диареи, откачивания утопленницы и принятия сложных родов у молодой жены местного предводителя он стал непререкаемым авторитетом среди этих поклонников святых камней и прочей геологической ереси.

Тут они нашли друг друга! Дело в том, что у сабжа с детства была непреодолимая тяга к каменному ваятельству. Вот только талантом господь его обделил, да так, что даже Христос не в силах был помочь, сколько не пытался. Первоапостол научился только тесать кресты из подвернувшихся каменюк – не более того. До всяческих искусных изваяний типа Венеры Милосской ему было как до ближайшей звезды или второго Пришествия. Пичаль.

И вот привели местные волхвы первохристианина в заветное место – к живым камням в верховьях Сосны. Разнообразные камушки, в литых затейливых узорах которых богатое воображение Андрея рисовало и эпизоды простого римского быта, и картины грядущего Страшного Суда и даже изгоняемые из сознания греховные эротические сцены, произвели на посланника Христова неизгладимое впечатление. Этот с виду хрупкий песчаник, однако, с трудом поддавался воздействию железных инструментов горе-скульптора, мелкие следы от которых даже пытались сами собой зарасти в ходе зарядивших дождей. Не помогали даже молитвы, с энтузиазмом подхватываемые окружающими.

Впавший в глубокий когнитивный диссонанс апостол Андрей прошел по всем святым каменным скоплениям, освятил наиболее примечательные источники с особо вкусной водой и убедился в полной бессмысленности своих каменотесных побуждений. После чего покинул гостеприимную голядь, заявив, что к язычникам Севера с целью обращения их в христианство ходить не следует, «ибо безгрешны они и не ведают грехов и пороков дома израилева». Что и было записано его учениками в пятой главе Евангелия от Андрея. Которое впоследствии было признано не канонiчным и богопротивным, ибо дом израилев так и не не смог достичь того безгрешного состояния тогдашних обитателей верхнеокских земель, в котором их застал пятидесятилетний первоапостол.

До распятия на косом кресте в греческих Патрах ему оставалось еще 20 лет.

Ну а упомянутые камни до сих пор живут своей таинственной неспешной жизнью по берегам Сосны в Покровском и Колпнянском районах Орловщины. Омывающие их источники одаривают всякую сущую тварь живительной влагой независимо от ее вероисповедания и степени грехопадения. Один из этих источников расположен возле деревни Андреевка и называется внезапно Андреевским. Так что приезжайте отведать водицы. Помогает. Ага.

Альтернативная гЫпотиза[править | править вики-текст]

Если смотреть на эти события более серьёзно, то полутрезвый взгляд ярчайшим пучком здравомыслия, высвечивает следующие вопросы:

Мог ли в принципе какой-нибудь чувак из Галилеи или даже Иудеи дойти до Оки в I веке и потом вернуться в Римскую империю живым, пусть даже со второй группой инвалидности?

То есть сказки сказками, а вот реальность по сравнению с вымышленной картиной добродетели, предстаёт в обычной своей мразности и паскудности.

Итак, что мы имеем на брегах неспешной Оки в первой половине I-го века так называемой нашей Эры? В основном Дремучие леса! Вот вы, уважаемые (и не очень) читатели, блудили ли хоть раз в современных лесах с минимальным антропогенным влиянием? Под глаголом «блудить» здесь понимается нахождение в лесной ойкумене непрерывно хотя бы 20-30 часов. Причём имеются в виду не таёжные леса, а обычные смешанные широколиственные массивы деревьев, которые царили в наших местностях во время Римского Принципата. Удовольствие от такого путешествия весьма сомнительное, так как с каждым часом говна на теле и в сознании становится в всё больше и больше. Причём клещи не в счёт - кто ночевал в лесу без палаток, знает, что головку этих тварей потом можно извлечь с помощью кипятка и бритвенного лезвия. Это возможно осуществить даже со спины, если этот кусачий гондон, к примеру, решил пососать вашей кровушки с тыла. Главное особо не чесать, так как можно загнать эту подонистую гниду глубже в ткани.

К тому же, здесь вашими спутниками будут не повёрнутые на экологическом туризме дивчины с поднакачанными попками и модными рюкзачками из «ZARA» или «Familia», с понтующимися говнозеркалками, а холод, голод, муравьи и комары. Последние будут выносить вам мозги приблизительно на таком же уровне, что и молодые прямоходящие самки из доблестного отряда приматов, а холод и нытьё в желудке, сопровождаемое слезами пищеварительного сока, будут изводить вас намного покрепче.

Но это всё про современные мало исхоженные леса, где выход к цивилизации гарантирован в любую сторону, если не будешь петлять кругами. А вот девственные леса, с их дремучей непроходимостью – квест на порядок покруче будет.

Учитывайте и вот какой момент: в эпоху условной Андрюшиной жизни с 2 год до н. э. по 67 г. н. э. лес в наших местах – это вам не сраные сотни гектаров площадей. И это даже не излизанное тропами достаточно большое по областным меркам Орловское полесье, а сотни тысяч гектаров древесной зелени кустарников, буреломов, болот, кишащих живностью, заразой и агрессией. Дойти-то до этих мест можно, а вот зайти – уже проблема из проблем, а выйти – это как переспать с английской королевой: теоретически оно конечно возможно, но даже самые близкие ваши друзья не поверят в такой «невероятный подвиг». Тем более в этих благословенных российских пространствах даже спустя сотни веков местные православные власти вешали посреди городов и оправляли на каторгу всяких Апостолов и втихаря расстреливали Ангелов.

А теперь в сухом остатке бытия, получается следующий расклад: сорокалетний мужик (выросший и возмужавший в совершенно других условиях – тепло Иудейской Земли, звон римских сестерциев и верховенства права августовских наместников, торговый гул каменных городов Ближнего Востока и не ахти какая рыбёшка из местных прибрежных вод на хавку) якобы прошёл полторы тысячи километров по непроходимым лесам, после злоключений подружился с местными аборигенами, если ещё допустить что это были люди, а не кабаны с куницами, и потом обратно устремился буреломами во Фракию, и затем на Пелопоннес, чтобы там умереть. Тут-то столько возможностей было, но в Греции со смертью оно как-то надёжней будет. Кто его знает – ведь в пенсионном возрасте двигать кони, наверняка, лучше в Элладе на кресте, чем мучиться в нищенской агонии с удручающими видами более сурового пейзажа.

Разве всё так было мрачно и дико в начале летоисчисления от рождества христова в теперешних орловских землях? А вот и нет. Люди там действительно были. В науке они маркируются как племена Юхновской культуры. Внимание, всем оголтелым и буйным патриотам! Чтобы ваши пердаки от возмущения не засверкали ярче Солнца, сразу укажем на тот факт, что название и самоидентификацию этот условный родоплеменной конгломерат получил от Черниговской деревушки Юхново, «шо на Незалежной», ещё во времена обер-прокуроров и самодержавия. Тогда даже самые смелые психиатры не подозревали, что два очень близких родственных народа могут так обильно поливать друг друга информационными помоями и при этом периодически пускать кровушку вплоть до трупов, число которых уже достигло пятизначной цифры.

Эти племена занимали достаточно большой ареал расселения: от Северо – Восточной Украины до пределов Орловской области.

Много ли их вообще было к 45 году нашей эры – так сказать к условно допустимой дате прихода Андрея Рыбака к орловским аборигенам? Трудный вопрос, так как костей и глиняной посуды с орудиями труда найдено навалом, но неравномерность археологических культурных слоёв мало что даёт. Однако определённые числовые границы вполне вырисовываются. На пике своего развития «юхновцы» достигали не более 30 тысяч человеко-голов. Но вот верховья Оки даже для жителей Юхновской культуры были периферией. Да! Ещё тогда эти края рассматривались с экономической точки зрения как малоперспективные земли. Посему здесь в лучшем случае на десятки километров жило 1,5-2 тысячи «юхновцев». Сами «юхновцы» - это представители древних балтийских племён. Вот ни разу не славян, которые объявились здесь в своём доминирующем положении только в конце VIII века нашей эры.

Касательно их уровня развития, то известно, что они вели уже оседлый образ жизни, характерный для племён раннего железного и позднего бронзового веков. Примечательно, что очень многое в плане строительства жилья они впитали от скифской культуры. Древние Балты Орловского края строили свои жилища из дерева - благо его под боком было завались. Крупные поселения обносили частоколом и присыпали землёй. Сочетание дерева и ям-землянок – она из характерных черт Юхновской культуры.

Тамошние ребята и девчины как и положено в те времена, жрали мясо с ножа, имели примитивную глиняную посуду, разводили и поддерживали огонь в специальных очагах, часто вне жилищ, имели свои тотемы и священных животных, коим поклонялись, и которых хавали только в самые голодные годы. У балтов Юхновской культуры имелись капища и даже что вроде священных селищ. Эти люди были относительно контактны и знали азы торговли, которая сводилась к бартеру и намахалову. Носили обработанные шкуры и фапали на невинные жизненные радости: закусить, посрать без продолжительного поноса, покувыркаться на укромной опушке под звонкие позывы спермотоксикоза. Но и к чужакам, которые со своими еврейскими историями бытия могли зайти преломить ляжку лося под костерок близ Орлика, эти ребята относились крайне подозрительно и агрессивно.

Упомянутая выше «голядь» - это также древнебалтийское племя. Этакий этнический рудимент Первого тысячелетия нашей Эры, который благодаря малочисленности и изоляции и труднодоступности мест обитания сумел дожить до Второго тысячелетия и сгинул без следа в Третьем. Но даже применительно к ХII веку, для киевлян, смолян и черниговцев голядь – это реликтовое племя, (типа современных удалённых от цивилизации памирцев Северного Бадахшана), которое можно было привлекать для всякого рода третьестепенных действий во славу своих интересов. Вероятность существования голяди в будущих русских пределах к моменту мифического прихода Андрея Первозванного с научной точки зрения вполне возможна. Но в таком случае, это никак не территория современной Орловской области, даже не территория нашего региона образца 1940 года. Потому что все письменные указания от разных источников по голяди не противоречат друг другу - это граница современных калужской и московской областей. Небольшая буферная зона между левыми притоками Оки: Протвой и Нарой, территория между вятичами и кривичами, если изучать этническую карту расселения Восточной Европы в IХ столетии.

Как видим, что Андрей, к которому приклеилось прозвище Первозванный, имел ничтожные шансы добраться до орловских балтов. Но всё-таки имел. Вероятность мизерная, где-то 0,05%. Но гораздо интересны доказательства последствий такого посещения. Если бы даже не Андрей, а какой-нибудь другой любопытствующий бедняк с Ближнего Востока оказался на долгое время в гостях у орловских юхновцев, то был бы весомый видимый результат такого культурного симбиоза. Ведь уровень развития Римской империи и аборигенов с Оки в I веке, как нашей эры, так и до нашей эры являлся колоссальным. Практически любой человек с Ближнего Востока (даже раб) имел в запасе несколько десятков технологических ништяков, кои вызвали бы не только восхищение и удивление древних орловских балтов, но и в случае их внедрения в повседневную жизнь юхновцев, последние бы через несколько десятилетий стали гегемонами среди всех балтов Восточно-Европейской равнины. Потому что у них появилось бы больше ресурсов, они стали бы лучше питаться и сохранять хавку про запас, вследствие чего лучше плодиться и успешней конкурировать с соседями.

Однако они исчезли в кострах штурмов и физическом истреблении своих недружелюбных соседей 200 лет спустя от предполагаемых событий. А уж такой профессиональный проповедник, вышедший из религиозных общин иудео-христиан, каким был на тот момент Андрей, кардинально бы изменил соотношение геополитических сил на Днепро-Окском бассейне. Но этого мы не наблюдаем, что опровергает сиё путешествие в Орловские Края.

Например, легенда о Всемирном Потопе имела под собой реальные основания в виде различных мифов у народов, живущих вокруг Чёрного и восточной части Средиземного морей. В ситуации с бродяжничеством Андрюхи по нашим лесам и опушкам таких вот социально-подкорковых «памятных артефактов» не наблюдается, за исключением одного казуса. Данный казус был рождён древнерусским летописцем с безудержной фантазией.

Легенды существуют с незапамятных времён. Касательно променада нашего упомянутого выше апостола по Орловским оврагам и чащобам, то эта легенда в науке давно отслежена, изучена и развенчана. Никто тайны из этого не делает, даже здравомыслящая поповская братия не отрицает забавной, но всё-таки сказки по поводу скитаний Андрея Первозванного в русских палестинах. Инициатором такой подачи был киевский князь Владимир Всеволодович. У значительной части населения этот персонаж фокусируется в сознании по своему материнскому погонялу – Мономах. Дорвавшись до главного княжеского стола, то бишь Киевского удела, сей славянин с большой примесью греческой крови решил поднять престиж Древнерусских земель за счёт доброй сказки о путешествии сподвижника Иисуса в наши дремучие края. Дескать, мы всех христьян христянее и не только щи лаптем хлебаем и мёдом геморрой лечим. До этого события (начала 1120-х годов) летописные своды прямо указывают – «…что, апостолы на Русь не ходили», а лишь святой дух туда направляли. Володька решил чуток данный нюанс подкорректировать под тогдашние около национальные интересы. Дал поручение и, главное, ништяки услужливым летописцам. и те написали апостолу Андрею культурную программу посещений уделов земли Русской. Конечно же, Андрюша первым делом по этой программе посетил Киев-град и восхитился красотой и образом жизни сего поселения. Благословил Андрей этот русский цветоч цивилизации: предрёк ему славу и процветания, а про Майдан и Незалежность упомянуть забыл. Затем апостол поднялся вверх по Днепру в сторону Новгородских пределов, завернул в Великий Новгород, где лицезрел местные бани с дородными разухабистыми массажистками, после чего добрался до Старой Ладоги и оттуда держал путь обратно во Фракию. И всё это якобы происходило в первом веке нашей эры. На протяжении многих сотен лет народ особо не смущало, что Великий Новгород, был упомянут впервые только 859, а сам Киев, как центр союза племён полян – это конец VIII эры, Старая Ладога – относится к этому же периоду, но сей град не славянский, а в аккурат скандинавский. Но на то они сподвижники богов, чтобы сквозь времена и цивилизации путешествовать. Правда, подобных примеров в христианской традиции что-то немного завалялось.

Единственное, что недавно всплывает в памяти, так это широко известное в наших землях удивительное путешествие Иона Грозного со своим умирающим старшим сыном из Москвы в Петербург, как эмоционально заверял пухлячок Потомский. А всё потому, что, когда «бог – не фраер», то и не такое бывает. Вот и с апостолом Андреем случилось приблизительно похожая же история.