Памятники Сталину

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Памятники Сталину - монументальная пропаганда культа личности "усатого отца народов".

« Лучший памятник жертвам — отсутствие памятников палачам. »
— Один из постулатов нравственности для всего человечества

Расстрелы как помеха для пиара культа личности[править | править вики-текст]

Первый секретарь орловского обкома ВКП(б) Константин Бидинский. Расстрелян в 1939 году. За пять месяцев руководства областью не удосужился воздвигнуть ни одного памятника Сталину - по роже видно, что английский шпиЁн

В бурные 30-е годы жители Советского государства в водовороте событий окончательно утеряли значение понятия "коммунизм" и вместо бесклассового общества (в котором все равны, нет ни хозяев, ни рабов) начали строить новую Империю с вождями, культами личности и страхом перед авторитетами.

Монументы вождю мирового коммунизма начали клепаться по всей стране Советов. Идея воплощалась в жизнь в промышленных масштабах. Было отобрано несколько "удачных" эскизов, и на их основе стали отливать культовые изваяния. На первоначальном этапе подобная пропаганда никак не затронула Орёл. Дело в том, что инициатива открытия памятника Иосифу Виссарионовичу формально должна была исходить снизу. Например, местные партийные деятели и рядовые коммунисты при массовой поддержке рабочих и крестьян постановили на центральной площади соорудить памятник безгранично любимому лидеру СССР. Местные пропагандисты быстренько раскручивают идейку - и опа-на - монумент товарищу Сталину готов. Но в нашем городе было не до инициатив снизу, так как орловцы занимались традиционным делом: интригами, подсиживанием, доносами, провокациями. И всё бы было как всегда, только подобная подковёрная борьба в ту непростую эпоху сопровождались добротными сталинскими репрессиями.

Только с 1937 по 1941 гг. в Орловской области сменилось три руководителя региона. А за "индустриальную" предвоенную десятилетку Орловщиной удалось порулить аж девяти "коммунистическим начальникам". Причём некоторые рулили всего полгода, а потом следовал их арест, показательный процесс и расстрел. Вот такие вот губернаторские карьеры 30-х годов. Доподлинно известно о троих расстрелянных первых секретарях обкома ВКП(б) Орлеца и окрестностей (Бидинский, Гринблат и Дробенин). Судьба ещё троих первых лиц региона до сих пор неизвестна - видать, процессы над ними были не такими громкими. Причём не следует забывать того факта, что с 1930 по 1937 годы Орловской области даже в качестве отдельной административной единицы не существовало. Четыре года Орляндия входила в Центрально-Чернозёмную область (это даже без учёта, когда наша территория считалась округом), а затем на три года была присоединена к Курскому региону. Да, кстати, руководителя Центрально-Чернозёмной области товарища И. М. Варейкиса тоже расстреляли.

Точно такой же памятник Сталину как и в Орле достался вермахту в качестве трофеев. Но не пугайтесь - это другой советский город. Немцы уважали Усатого, даже рядом с ним свою комендатуру открыли.

Времена были непростые, жестокие и быдловатые. Региональные элиты Орловщины не понаслышке знали, что такое "горячая пуля в груди". Добрался новый руководитель Орловской области до власти, покарал своих прежних "врагов", только расквитался с оппозицией и расставил на ключевые места своих людей, как на него уже донос полетел: " А новенький-то уклоняется от исполнения генеральной линии партии, ни одного памятника уважаемому человеку с курительной трубкой так и не воздвиг. Не скрытая ли это троцкистская контра дорвалась до власти на мелких водах?" Короче, не успевали в тридцатые годы орловские начальники соорудить памятник Виссарионовичу - то снимут, то расстреляют. За компанию репрессиям подвергался весь орлецкий чиновничий аппарат, все силовые структуры и, конечно же, журналисты. А куда ж без них? Знаменитое дело "Орловской правды", когда сначала было показательное исключение из партии главреда и всей пишущей команды с осуждением и порицанием. Потом следователи с помощью специальных методов выяснили, что "заговорщическая группа окопалась в журналистской среде - и, естественно, главного редактора с товарищами как врагов народа приговорили к высшей мере социальной справедливости в октябре 1938 и безотлагательно привели приговор в исполнение(дело Милковского). В таких кровавых условиях, сами понимаете, было не до инициативных групп. В Орле некому было подхватить знамя пафосного вождизма в градостроительной культуре. Прям беда-беда, огорчение.

В результате, когда немцы заняли Орлец в 1941-ом, ничего монументального в отношении товарища Сталина они не нашли. Были небольшие бюстики в обкоме ВКП(б), плакаты, дежурные транспаранты, но хорошего качественного памятника верному продолжателю дела Ленина фрицам так и не досталось. Расстройство арийских ребят можно было понять. Воюешь, воюешь, города захватываешь, а там даже скромной статуэтки в человеческий рост лидеру "интернациональной нации" не найти. Гипсовый символ вражины даже не пощупать. Немцы прекрасно понимали негодование Сталина по отношению к орловским элитам. Это же надо так опростоволоситься!

После войны[править | править вики-текст]

Вождь на тех, кто внизу даже не смотрит
Всё по справедливости: вокзал строила немчура, памятник Сталину монтировали русские работяги

В Великую Отечественную Войну Орёл сильно пострадал. После его освобождения многие местные жили в бараках и полуподвальных помещениях. На скорую руку восстанавливались частные дома и предприятия. Среди подобной разрухи воздвигать памятник Сталину побаивались даже самые отчаянные сталинисты. Смотрелся бы он среди всего этого архитектурного бардака как ироничное кощунство. Необходимо было хоть немного отстроить город. Пленные немцы, конечно, помогали в этом нелёгком деле, но темпы восстановления оставляли желать лучшего.

В 1948 году во главе орловского обкома становится Лёня Крылов. Интересная во всех отношениях личность - сам родом из Дебальцево (да-да, того самого, где сейчас идут бои между славянами), в войну с Адольфом - командир тверских партизан, кандидат философских наук, по образованию учитель истории. А тут как раз к концу 1949-го "трофейные" немцы достраивали новое здание ж/д вокзала. Лёнчик смекнул и решил к 70-летию мудрейшего Иосифа забацать у новенького вокзала белоснежный монумент великому непогрешимому коммунисту. Именно тогда рядом с центральным входом на станцию Орёл появился первый памятник Сталину.

Памятник советским вождям в Орловском горсаду (запилен в 1950). Точно такой же пять лет спустя подарили Новосилю

Крылов не стал останавливаться на достигнутом. В следующем году городской сад Орлеца узрел новую скульптурную композицию: два вождя - Ленин и Сталин за беседой о судьбах пролетариата всех стран. Не прошло и года, как в 1951-ом на ул. Московской появляется еще один, на этот раз огромный постамент вождю народов. На пьедестале Сталин красовался в длинной военной шинели и фуражке со свёртком бумаг в руке.

После этого Орляндию охватила "сталинская лихорадка". Каждый уважающий себя колхоз старался возвести , хоть из гипса фигуру Виссарионовича. На заводах и в крупных общественных помещениях стали появляться бюсты и монументы "творца победы над фашизмом".Более мелкие памятники при различных учреждениях уже никто не считал, и тут наступило 5 марта 1953 года - Сталин умер. Казалось , что его эпоха закончилась, но для Орла она только начиналась. Запоздалый холуяж орловских чинуш к вождю всех времён и народов удержать было невозможно.

После кончины Усатого улица Московская сразу же же была переименована в улицу Сталина. Тут, конечно, была своя логика, к 1953 году - она была витринной центральной артерией города, отстроенной после глобальных военных разрушений. Здесь красовались новенькие по правую сторону так называемые 3-4 этажные сталинки, а по левую - фурычили орловские заводы.

В ноябре 1955 года устанавливают двойной памятник Ленину и Сталину в Новосиле (последний крупный монумент дядюшке Иосифу на территории СССР в эпоху культа личности), а в феврале 1956 года случился ХХ съезд КПСС, на котором партийцы с удивлением рассказали друг другу, что, оказывается, Иосиф Виссарионович - не то, что не святой, а товарищ с изрядным говнецом в трудовой биографии.

Очередной памятник наследнику Ленина на улице Сталина
Орловский памятник товарищу Сталину на одноимённой улице в Орле

В Орле на события отреагировали двояко. В том же 1956 году исчезает белёсый памятник у орлецкого вокзала, но улица Сталина по прежнему продолжает оставаться визитной карточкой Орла. Более того: местные партийные активисты устанавливают втихаря ещё один памятник под балконом нынешнего Церих-Банка.

Тем не менее между рядовыми партийцами и новым руководством КПСС чувствовалась какая-то недосказанность. В 1961 прошёл ХХII съезд обладателей красных партбилетов. На этом высшем законодательном органе народной власти тех дней было принято решение об окончательной дисталинизации, потому что кровь, пытки, наветы, откровенная ложь, массовые убийства как-то не очень соотносятся с моральным кодексом строителя коммунизма.

Современный вид банковских апартаментов


Уже после знаменитого полёта Гагарина улица Сталина в Орле вновь стала Московской, а однажды ночью исчез и памятник вождю, простоявший в центре города ровно 10 лет.


Дела сегодняшние[править | править вики-текст]

Настоящие сталинисты ХХI века

Более полувека коммунистов и их сторонников особо не заботило, что отсутствие гранитных шедевров в образе вождя народов мешает полноценно строить общество социальной справедливости. А вот с недавних пор с идейкой вернуть монумент Сталина "народу" - стали носиться в Орлеце как курица с яйцом. Ряд представителей КПРФ - в частности депутаты Горсовета Симонов и Рослов - активно агитируют за возвращение памятника Усатому на прежнее место. Для памяти ведь важна легенда, а не историческая справедливость и проза жизни. Раскрутиться на Сталине при всеобщем авторитарном мышлении (когда народ готов умереть с голоду ради величия вождя на мировой арене) - неплохой вариант перед очередными выборами в Горсовет.

Основные мнения по поводу воссоздания памятника Иосифу Сталину в Орле[править | править вики-текст]

  • Историческая справедливость должна восторжествовать: надо вернуть все значимые памятники на прежние места, в том числе и вождю из солнечной Грузии;
  • Возвращение изваяния "отца народов" немыслимо. Часть коммунистов резко против. Типа, мы сами признали его террор, сами осудили чрезмерную жестокость на партийных съездах, сами снесли все пафосные монументы. Возрождение сталинщины в любом виде будем гнусным плевком в дело развития мирового коммунистического движения;
  • Сталин - это Б-г, он отец современной православной церкви, творец победы над нацистской Германией и её союзниками, строитель заводов и оросительных каналов, создатель святой ядерной бомбы, ликвидатор "врагов народа". У каждой православной церкви должен стоять памятник этому ангелу в кителе;
  • Сталин - это суровая реальность нашей истории. Предки ставили ему памятники, предки их и убирали. Им было видней. Мы живем уже в другом веке, так что давайте поставим что-нибудь современное и не разъединяющее общество;
  • Да пофиг на памятники! И не важно кому: Сталину или Николаю II. Тут других, более насущных проблем по горло, а игры в каменные фигурки только отвлекают от реального положения вещей.
  • В деле памятникостроения надо начинать с Ивана Васильевича Рюриковича (Грозного). А потом запечатлеть в бронзе последовательно и поименно всех царей, вождей и президентов, посетивших Орёл.

Интересные факты[править | править вики-текст]

Показателен пример, когда расследовали казнь руководителя Орловской губернии Льва Марьясина (управлял Орловщиной в период НЭПа в 1921 - 1922 гг). Человек до расстрела еле-еле дожил. Из показаний одного НКВДшника: "Ежов… пристально посмотрел на меня и сказал… «Был у меня такой хороший приятель Марьясин… вместе с ним работали мы в ЦК. Марьясин пошёл против нашего дела, и за это по моему указанию его каждый день били… Дело Марьясина было давно закончено, назначалось к слушанию, но каждый день откладывалось по моему распоряжению для того, чтобы продолжать избивать Марьясина. Я велел отрезать ему ухо, нос, выколоть глаза, резать Марьясина на куски. И так будет со всеми».

Когда в 1956 году начали развенчивать культ личности Сталина, то во многих социалистических странах поддержали эту идею. Однако была одна страна, которая демонстративно послала ХХ съезд партии Страны Советов по известному направлению. Этой страной была Албания. Здесь в 1957 году открыли новый памятник Вождю всех времён и народов. Догадайтесь, кто в то время был чрезвычайным и полномочным послом СССР в Албании? Правильно, наш старый знакомый Лёнечка Крылов. Ну любил он памятники Сталину возводить, что тут поделаешь...