Орловщина в Великом княжестве Литовском

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Орлецкие земли в составе Евросоюза - эпоха, когда предки орловчан на протяжении 150 лет вкушали смысл понятия евроинтеграция.

Своим умом[править | править вики-текст]

Когда-то до территории нашей области особо никому не было дела. Соседи наши занимались более насущными делами: Москва - осваивала Подмосковье, Золотая Орда угорала по внутренним разборкам, а Великое княжество Литовское вкладывалось по-крупному пока только в белорусские уделы.

На территории Орловщины существовало, как бы сейчас выразились оплачиваемые дипломаты, два субъекта международного права: Княжество Карачевское и Великое княжество Новосильское. Поначалу всё вроде развивалось неплохо. Княжества эти были весьма обширны и конкурентноспособны. Достаточно упомянуть тот факт, что в состав Новосильской вотчины входила Тула, а власть Карачевского князя распространялась на Елец.

Однако процесс кувырканья со вздохами в княжеских семьях никто толком не контролировал. Такие процессы вообще сложно поддаются контролю. Поэтому у новосильских и карачевских паханов рождалось много детей. Дети, как и их отцы, не желали пахать земли и возделывать скудный хлеб, а мечтали о властишке и богатых ништяках, но для этого толком ничего не делали. А вот покувыркаться княжеские дети обожали не меньше, чем их достопочтенные предки. В результате папаши вынуждены были дробить свои наделы, чтобы их чадо имело свой скромный замок, смердов, кое-какую дружинку и крепкие бочонки с живительной влагой. Княжества становились всё меньше, и, естественно, приходили к окончательному успеху.

В результате на орловских землях к середине четырнадцатого века насчитывалось дофига всяких напыщенных уделов-государств с армиями в 3,5 анонимуса. Вот, собственно, список феодальных орловских владений:

Возможно, дробление орловских государств приняло бы ещё большие масштабы, если бы люди не были свиньями.

Чума[править | править вики-текст]

XIV век прославился тем, что познакомил человечество с процессом быстрого гниения ещё живого организма в совокупности с опциями рыгания кровью и чесания прыщево-пятенного покрытия. Претерпев такие высокие чувства в течение нескольких дней, люди избавлялись от всех забот и проблем нашего бренного мира. И вот в 1350-х годах подобная няшка пришла в наши родные края.

Сами посудите. Имеется какое-то захудалое княжество в верховьях Оки. Три-четыре деревеньки в наличии и деревянная княжеская крепостица. Народу в нём, ясен пень, гусь покакал. На всю округу - с бабами, овцами и коровами, тысячи две, может, наберётся. В княжеской дружине около сотни средневековых гопников. А тут ещё чума в гости пришла и ведёт себя - ну реально хуже татарина. Чёрная смерть выкосила в это время на наших широтах около половины люда. Орловские земли по праву с тех пор величают "Орловскими просторами".

Ну какое тут может быть самостоятельное княжество. 500 человек!?! Реально ни ДНР создать, ни солнечную Абхазию запилить. И что теперь делать многочисленным "орловским князьям"? Естественно, как и в наше время, надо под кого-то ложиться. Соседей агрессивных много, и каждый норовит тебя пощипать через колено. Кому ж отдаться с минимальными для международного престижа потерями: Орде, Москве, Литве, иль даже Венгрии?

Конфедерация[править | править вики-текст]

Костёл Святой Анны в Вильно 1495 год. Что-то подобное болховские князьки могли бы запилить на реке Вытебеть

Первым пример подал Карачевский князь - заключил договор о защите и службе с набирающим силу княжеством Литовским [1]. Карачев и окрестности вошли в Евросоюз уже в 1360 году. А затем, как горох, посыпались все соседние уделы в состав пановской жмуди. Появились, как всегда бывает в таких случаях, пафосные лозунги: "Литва и Звенигород-на-Оке - братья навек", "Кромы под домом Ольгерда", "Болхов толерантно относится к язычеству и католичеству" и прочее, и прочее.

Надо отдать должное, что власть Литвы над орловскими землями была практически номинальна. Отношения вассалитета-союзничества устраивали обе стороны. "Орловские захудалые княжества" полностью сохраняли свою внутреннюю автономию и внешние понты над своими смердами, а Великий князь Литовский уяснил ещё в то время самое главное: Тот , кто контролирует финансовые потоки, контролирует и мировую политическую конъюнктуру.

Он отправил в Орловские края своих наместников, которые собирали дань и крышевали местную публику от дерзких московских и татарских ребят. Причём налог был чисто символическим - несколько десятков шкурок куниц или хороший кабанчик да пару тёлочек в год.

Дольше всех своим умом жил Новосильский князь. Он как мог оттягивал свой суверенный конец. И даже успел повоевать на Куликовом Поле за Золотую Орду в составе войска Димона Донского против некошерного террориста и сепаратиста Мамая. Но в конце концов княже увидел, что маленький белый пушистый зверёк из тундры стал резко увеличиваться в размерах на его васильковых полях. И в 1427 году новосильский князь тоже пробил себе бессрочную визу в Евросоюз. Печать на этой визе поставил не кто-нибудь, а Великий князь Витовт - самый могущественный из всех литовских князей.

ЧСХ княжества в верховьях Оки в случае чего сохранили за собой право на самоопределение с референдумом в узком кругу.

В Орловских краях впервые появились коронные земли. Личные угодья Литовского двора (в основном современный Дмитровский район Орловской области) управлялись Камеральным ведомством (в русский язык эти угодья вошли как Комарицкая волость). В то время Комарицкие угодья считались самыми винрарными охотничьими землями в этих краях.

Ну и еще город Мценск был в прямом подчинении государю литовскому. Ибо был крупным таможенным центром, весьма годным для сбора полновесной монеты с проезжающего купечества.

Приплыли. Федерация[править | править вики-текст]

В конце пятнадцатого века Великое Княжество Литовское стало терять в богатстве и доходах. А Москва же, наоборот, расцвела под ордынской опекой и даже почти освободилась от татарской дани. А нагнув Великий Новгород, вообще стала заманчиво щекотать партнеров обильными беличьими шкурками в щёчку и в паху, зазывая своих соседей получше осмотреться в новом многополярном мире. И некоторые верховские князья потекли… Решили они отъехать на службу и под руку Ивана III - князя-государя всея Руси и Ближайших окрестностей. Начались кровопролитные московско-литовские войны. Те мелкие князья, которые не сразу сообразили, что надо держать нос исключительно по северному ветру, подверглись разорению. Не желая промахивать последние земельные крохи, многие князья вынуждены были принять сторону Москвы. Литовские рати во многих стычках и бойнях терпели поражения. Именно тогда Звенигород-на-Оке был стёрт с лица земли в буквальном смысле этого слова, а его команда полным составом открыла категорию понаехавших в Нерезиновой. Полностью Орловщина вошла в состав Московского государства в 1503 году. Договоры вассалитета де юре сохранились, правда менять сюзерена стало уже нельзя.

Сразу же началось постепенное строительство вертикали власти. Потомки Новосильских и Карачевских царьков стали обвиняться в изменах, арестовываться, а их уделы упраздняться. Эта шняга получила в исторической науке термин "централизация".

Тем не менее малые воды реки Оки и её притоков вспоили очень многих местных хитрецов. Лет сорок "некоторые орловские уделы" лавировали и козыряли своим статусом суверенного субъекта, но в итоге - память о былых вольностях Евросоюза планомерно удаляли калёным железом. Последним мизерным квазигосударством под контролем Русского царства, как ни странно, стал осколочек Новосильского княжества - городок Воротынск (ныне село в Калужской области). Ликвидировано Воротынское княжество было аж в 1573 году, в связи со смертью от пыток последнего удельного князя - Михаила Ивановича, кстати, героя памятника "Тысячелетие России".

Ибо нефиг по всяким гейропам шастать.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Вообще-то оно официально называлось Великое княжество литовское, русское и жмудское, но для краткости и так сойдет.