Новость

Чудны дела твои

Часовня у "Родины" может появиться без проекта и согласования. Именем его

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


"Орловская среда" встретилась с инициатором строительства очередного религиозно-обрядового сооружения, часовни около кинотеатра "Родина", директором музея Ермолова в Орле Владимиром Трухановым. Который оказался настолько же словоохотлив, насколько и самонадеянным. Видимо, получил разрешение на строительство в самых высоких небесных сферах, поэтому дела мирские волнуют его постольку-поскольку. Ошалевшие корреспонденты "Среды" даже не стали ничего комментировать, а просто выложили стенограмму беседы, которая получилась просто восхитительной и проливающей свет на то, как у нас люди привыкли делать дела и делишки. И все во имя благих, высоких целей. К тому же за спиной - РПЦ, а с ними не забалуешь.

Корреспондент:

— Я пытался найти решение горсовета по земле и ничего не нашел. Оно есть?

Труханов:

— Нет. Решения горсовета нет. Но оно должно быть! Я вам сейчас всю историю расскажу. Часовня вначале должна была быть в усадьбе Лукьянчиково Орловского района. Там до сих пор лежит 5 000 штук кирпича. Там тоже камень заложили, священник все освятил. Но это уровень маленький. Это было сделано несколько лет назад — но нет людей, нет поддержки. Потом получилось так, что я перешел в Орел. Сделал музей Ермолова. А что делать с той часовней? Я подумал-подумал, посоветовался с местными и принял решение делать часовню здесь. Город дал мне помещение под музей. Надо развиваться. И когда я изучил Железнодорожный район, кинотеатр «Родина» — мы сидим на месте кладбища. Здесь стояла Крестовоздвиженская церковь. Я деньги соберу. Часовню надо строить здесь.

Корреспондент:

— Но в горсовет вы документы подавали на землю?

Труханов:

— Пошли они вон! Они дадут разрешение, когда будут готовы. Вы мыслите старыми понятиями!

Корреспондент:

— Я мыслю, что если вы хотите что-то построить, необходимо сначала получить все документы.

Труханов:

— Они не хотят ничего делать!

Корреспондент:

— Так вы подавали документы?

Труханов:

— Вы плохо представляете о чем говорите! Я не торгаш.

Корреспондент:

— Так ведь и часовня — не торговый объект! Вы же сейчас закладываете камень, не имея документов.

Труханов:

— Если я разговариваю с замглавы, а он мне говорит: «богохульство!» Это часовня-то богохульство?

Корреспондент:

— Так подайте документы!

Труханов:

— Я дам документы, но тогда, когда сочту нужным. Вот земля — она смежевана.

Корреспондент:

— Но ведь возле «Родины» охранная зона?

Труханов:

— Есть Олег Минкин, есть у нас Муромский, который тоже не последний человек. Мы с ними сидим, разговариваем. Минкин мне рисует схему — вот она (собеседник показывает ксерокопию какой-то схемы. На прикрепленном к схеме первом листе нет ни даты, ни подписей, ни печати. Вообще предъявленная бумага не обладает хоть какими-то признаками официальных документов). Схема межевания есть!

Корреспондент:

— И схема утверждена?

Труханов:

— Нет! Она на словах утверждена. Там не так-то просто поставить часовню. Внутри кабели, коммуникации. Мы нашли два места, но они в зоне красных линий. Прекрасно, посередке — но нельзя. А вот то место, где мы поставили камень — там строго-строго влезает в красные линии — с одной стороны метр, с другой метр шестьдесят. Мы нашли место. К Муромскому пришли, он посмотрел. Минкин уже подготовил цветную съемку площади со спутника. Муромский спросил: вас устраивает? Конечно! Но чтобы мне обойти горсовет, чтобы горсовет мне палки в колеса не ставил… Кто такой горсовет?… Я был у Антония. Есть такой митрополит. Он меня благословил, обнял в присутствии иноков своих — говорит, согласуйте коммуникации с городом. Это земля-то церковная! Грех на себя взяла власть, что разрушила церковь. Антоний очень доволен, Муромский знает — они встречались между собой в резиденции.

Корреспондент:

— Но по факту никаких документов нет?

Труханов:

— Нет и не будет до тех пор, пока Антония нет в городе. Камень не освящен. Народ заложил камень. Хочешь — выбрасывай! Но все боятся — и это естественно. Антоний назначит день, когда он будет освящать.

Корреспондент:

— То есть Антоний будет освящать часовню без каких-либо документов, на «незаконной» земле?

Труханов:

— Значит так.

Корреспондент:

— Вы понимаете, что вы такими действиями настраиваете общество против Русской православной церкви? Это же будет такой удар по церкви!

Труханов:

— Я не хочу подавать документы! Чиновники непробиваемые! Почему я выбрал такой ход? Как только Антоний благословляет — меня попросили макет сделать — за свои деньги.

Корреспондент:

— Чтобы строить что-то в городе, нужно проект сделать, а не макет.

Труханов:

— Город только рушит всё! Я пригласил архитектора, который мне макет делает всего сквера, с часовней. Понимаете? Что вы меня все время спрашиваете про комитеты, про депутатов? Я делаю по своей схеме. Я плачу деньги и за часовню, и за сквер! Больше того, мне предложено в областном управлении культуры кинотеатр «Родину». Здание валится, крыша течет.

Корреспондент:

— Но это стандартная схема в Орле, как Гостиная,1 — сначала здание медленно разрушают, а потом сносят, продают.

Труханов:

— Мне не нравится, как вы меня цепляете. Мне предложено взять кинотеатр «Родину» под культурно-православный центр.

Корреспондент:

— Документы есть на кинотеатр?

Труханов:

— Что вы все время про документы? Вам нужно аттестацию провести! Что вы все время про документы?

Корреспондент:

— У вас есть документы, что вам предлагают забрать кинотеатр под православный центр?

Труханов:

— Какие документы? На кинотеатр всем плевать! «Родина» — памятник архитектуры. Он на балансе в области. Что с ним делать? Не знаете и знать не хотите! Вы ищите желтую уточку! Мне предложено взять кинотеатр, отремонтировать, вложить 5-7 миллионов, сделаю крышу, косметический ремонт. Я все сделаю! А кто содержать будет? А кто платить будет за коммунальные услуги? Я возьму на баланс кинотеатр, и это будет прекрасное место в Орле! Вы еще будете ходить на экскурсию ко мне, а я подумаю — принимать вас или нет! Но где горсовет? Никто не делает здание! Как мне заставить депутатов и вас вместе с ними? Вы неграмотный! Я никогда не вступал в бой, если знаю, что не выиграю. Зачем я буду подавать заявления?

Корреспондент:

— Ведь нельзя же строить без разрешения в центре города — по суду снесут.

Труханов:

— Я строить не буду, пока не будет поддержки. Пока я только обозначил место. Народ, а не чиновник хочет часовню вместо той церкви, которую в 33-м году взорвали. Это же грех! В этой церкви лежал гроб Ермолова четыре дня. На месте церкви будет часовня. Я даю память! Что вы ко мне прицепились с разрешениями? Сейчас не освящено место. Я положил от музея, от народа камень. Священник, который за бутылку освятит — это не уровень. Мне нужно, митрополит чтобы освятил. Если Антоний не освятит, я этим делом не буду заниматься.