Новость

Филатов и пустота

Депутаты обсудили деятельность АО «Корпорация развития Орловской области". Оценка - неуд

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Депутаты обл.совета Сергей Потемкин и Игорь Рыбаков камня на камне не оставили от жалких попыток ген.директора "Корпорации развития" Ольги Бочмаго и ее патрона Сергея Филатова убедить народонаселение в эффективности своей работы и необходимости достаточно серьезных бюджетных трат на содержание бесполезной, в общем-то, структуры, которая делает вид, что занимается развитием индустриальных парков и привлечением инвестиций. "ОСы" выложили стенограмму, и это огонь.

Игорь Рыбаков:

— Как вы лично оцениваете перспективы «Орелметахима»? (уставный капитал – 10 тысяч рублей, за два года – нулевые прибыль и выручка). Объясните мне как экономист, финансист, специалист по исследованию рынка – откуда возьмутся 20 миллиардов (заявленных инвестиций. – прим. ред.)?

Ольга Бочмаго:

— На данный момент данная организация арендует земельный участок. Ей позволяют финансовые средства это делать. Чтобы их дальнейший проект развивался, сейчас надо найти с инвестором источники финансирования, над чем мы работаем. Прибыль и средства, которые на счетах у этой организации, я разглашать не могу, потому что не имею на это права. Пока они на начальной стадии проекта, со стопроцентной уверенностью сказать ничего невозможно.

Рыбаков:

— В 17 году в регион зашел крупный инвестор – «Орловский оптово-распределительный центр» с 2,5 миллиарда рублей. Это ООО зарегистрировано в конце 2016 года, опять с уставным капиталом 10 тысяч рублей. Учредитель – компания, которая никакой логистикой, распределительными терминалами не занималась, принадлежит оффшорной фирме в Лихтенштейне. Главное условие этого инвестора – получение крупных земельных участков вблизи трассы М-4 Москва-Крым. На дворе 18-й год. Где инвестор? На чем основана ваша уверенность в реальности этих 2,5 миллиарда?

Бочмаго:

— Данный инвестор занимается вообще сетью распределительных центров на территории Российской Федерации. В данный момент они заканчивают строительство в Ярославле, после которого они на территории Орловской области реализуют свой второй проект. Проект в Ярославской области вы можете посмотреть в интернете.


Далее в экзаменационный процесс вступил председатель комитета Сергей Потемкин, поинтересовавшийся, под какие проценты корпорация размещает средства (заметим, бюджетные средства) на депозитных счетах (есть у АО и такой источник дохода). По словам госпожи Бочмаго, сейчас денег на таких счетах не имеется (хотя по нашей информации, порядка 10-15 миллионов все же размещены), ранее же они размещались примерно под 9% годовых – более точную цифру Ольга Бочмаго назвать затруднилась.

Далее снова цитируем.

Сергей Потемкин:

— 136 миллионов область ввалила в вашу структуру. Вы несете нам убыток каждый год как минимум 4 миллиона. Плюс убыток, что вы кладете деньги на депозит под такой процент, потому что область кредитуется под 14%. То есть вы реально убыточная организация. И перспективы я не услышал. Зачем мне как собственнику такая организация, которая несет мне убыток, порядка 10 миллионов в год убытков? Вы сказали, что другие фонды в других регионах тоже убыточны, вы их перечислили пять или шесть. А что, нет с положительным результатом? Все в России убыточны? Я не вижу смысла содержать вас всех как хозяин. Для чего? Какая для меня перспектива существования вашей организации? Не вижу. У нас иногда бабушки умирают, лекарства от онкологии не купить, а мы, извините, вас поддерживаем неизвестно пока для чего…

Затем экзамен вновь продолжил Игорь Рыбаков:

— Проект «Адриа» — он вообще живой? Он же в 17-м году начался? Там один миллиард (инвестиций. – прим. ред.), так? Строительство завода по производству кожевенной продукции в индустриальном парке «Зеленая роща». А вас не смущает, что по данным «Спарк», «Адриа» зарегистрирована в 2011 году, основной вид деятельности – «прочая оптовая торговля», уставной капитал 10 тысяч рублей. Последние два года прибыль компании – более 50 тысяч рублей в месяц. То есть опять же о банковских кредитах речи не идет. Откуда возьмется обещанный миллиард? Это первый вопрос. И опять же: откуда вблизи «Зеленой рощи» найдутся крупные бассейны, водозаборы, гидросооружения, обязательные для кожевенных производств?

Бочмаго:

-… Все подробности разглашать не могу, но у данной организации есть свое маленькое производство, кожевенное. Они знают рынки сбыта, они знают сырьевые рынки и прочее. На данный момент они точно так же в поисках источников финансирования…

(Добавим: и «Орелметахиму», и ООО «Адриа» кредитные организации отказали в предоставлении кредитов – и, опять же, по нашей информации, и госпоже Бочмаго, и ее патрону господину Филатову об этом хорошо известно).

Рыбаков:

— Обратите внимание: обещать не значит жениться. Они заявились, но пока действительно никакого «выхлопа» для наших жителей, для нашей области нет.

Корпорация, по вашим словам, имеет только два источника дохода: услуги по подаче энергоресурсов и доходы от сдачи в аренду земли в «Зеленой роще». И есть всего два плательщика-резидента. Один – крупяная компания работает, другой – Мценский завод по обработке цветных металлов.

Далее депутат Рыбаков попробовал проэкзаменовать госпожу Бочмаго на профпригодность. Полагаем – не случайно: зарплата директора корпорации, к примеру, составляет 90 тысяч рублей в месяц, и было бы логично, чтобы такое вознаграждение получал профессионал, умеющий добиваться результата.

Рыбаков:

— Вы, Ольга Юрьевна, не имеете никакого экономического и юридического образования. Или имеете?

Бочмаго:

— Государственное и муниципальное управление.

Рыбаков:

— А вы имели когда-нибудь практику, опыт в этой сфере?

Бочмаго:

— В сфере экономики нет, но есть опыт государственной гражданской службы (поясним: до назначения на нынешнюю должность госпожа Бочмаго, педагог-психолог по специальности трудилась помощником зампреда правительства области Сергея Филатова. – прим. ред.).

Рыбаков:

— Такие организации, как ваша, в других областях оказывают консалтинговые услуги, сопровождение инвестиционных и бизнес-проектов. Вы это делаете?

Бочмаго:

— Мы это делаем в основном на безвозмездной основе…

Рыбаков:

— Ответьте на простой для любого директора вопрос: какой метод отражения выручки использует АО «Корпорация развития Орловской области»?

Бочмаго:

— Метод отражения выручки?

Рыбаков:

— Да, метод отражения выручки. Помощь зала? Звонок другу?.. Я к чему это говорю: иметь диплом, хотеть и мочь – это разные вещи.

— В чем разница между выручкой и доходом АО?

Бочмаго:

— Спасибо за вопрос…

Рыбаков:

— Вы часто ездите в командировки, естественно. Вопрос: как оформляются итоги командировок сотрудников корпорации? Есть ли отчеты о командировках?

Бочмаго:

— Все в соответствии с законодательством….

Рыбаков:

— Обратите внимание, как директор просто сбегает от вопросов, потому что она «плавает» и не знает на них ответов. Все, спасибо большое, все было зафиксировано.

Итог беседы попытался подвести депутат Потемкин:

— У нас есть бюджет, есть бюджетные деньги… Вот мы отдали 136 миллионов – они их доедят. По депозиту они получают около трех миллионов, значит, они держат порядка 55-60 миллионов на депозите. Еще пять лет, они их спокойно доедят и у нас этих миллионов не будет. Хотя сами берем кредит и пользуемся им за большие деньги. Государство дает инструмент в виде создания фондов, корпораций, но мы, к сожалению, умещаемся на том, кстати, не большом листочке, где убыточные корпорации. Остальные, значит, прибыльные?

После чего за госпожу Бочмаго и возглавляемую ей корпорацию вступился зампред областного правительства, отвечающий за привлечение инвестиций, Сергей Филатов, вступивший в диалог с депутатом Потемкиным:

— Все те деньги, которые были выделены, были вложены в инфраструктуру. Никаких 55-60 миллионов нет. Задача этих корпораций – прорабатывать возможность создания инфраструктуры в индустриальных парках и на промышленных площадках. А возврат этих денег – он не предполагался прямой, назад, в корпорацию. А предполагается за счет перечисления налогов от тех предприятий, которые размещаются на этих промплощадках и в парках. Можем дать вам расчет: через год наша корпорация себя окупит за счет того, что налоги превысят 136 миллионов, которые были вложены в эту корпорацию.

Потемкин:

— Я человек из бизнеса. Мне было бы достаточно, если бы вышел директор и сказал: вот, мне дали 136 миллионов, через год я их заработаю.

Филатов:

— К сожалению, в чем вы правы, не так быстро это происходит. Получается, что наша корпорация вернет деньги окончательно в 19-м году, через пять лет. Сейчас уже под сто миллионов вернулось в бюджет через те предприятия, которые располагаются на этих промплощадках. А мы надеемся, что в следующем году эти деньги вернутся окончательно. Калужская область, допустим, потратила 12 миллиардов рублей из бюджета на создание четырех таких промышленных зон. И вернула на сегодняшний момент 6 миллиардов с копейками. Это тоже длится уже пять лет. Ни одной корпорации в Российской Федерации доходной от своей деятельности нет.

Потемкин:

— Если бы мне, собственнику, принесли такой отчет, я бы сказал: закрывайте эту организацию… У нас складывается впечатление, что эта организация создана, чтобы кормить этих 14 человек. Где «выхлоп»?

Филатов:

— «Выхлоп»? Пока два завода…