Новость

Рассчитайсь

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Версия от 08:24, 27 ноября 2020; Почта Орлеца2 (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск


Даже непонятно, с чего и начинать записки на горсоветовских манжетах - слишком уж много всего приключилось на свежем сборище дружной толпы народных избранников. Пожалуй, следует в первую очередь отметить самый, сука, характерный факт: мэр Парахин не соизволил приподнять седалище и притащить свои начальственные щи на первую сессию после своего официального назначения. Прекрасно понимая, что его там будут со знанием дела, умело, качественно и долго рвать на сотню маленьких мэрчиков. Вместо себя он прислал верную прислужницу Провалёнкову, которая до сих пор вполне успешно играет за несколько разных команд (но до этого очередь ещё дойдёт, придёт время), да и та потом свинтила, так что в президиуме на какой-то момент не осталось ни одного представителя исполнительной власти. И это при том, что обсуждались важнейшие для дальнейшей жизни города вопросы. Что само по себе прекрасно характеризует отношение "Барина" Парахина к какому-то там отребью в виде жителей города, и депутатам, коим довелось представлять их интересы. А это, заметим, только первая сессия после восхождения на царственный трон. То ли ещё будет.

Наиболее внимательные депутаты сразу, еще до сессии, отметили - что-то назревает. Ведь коммунистическая la femme fatale классического орловского разлива, Марина Франко почему-то изменила и своим, и партийным убеждениям, и пришла строго в коричневом, а не в красном, как обычно. Горячие головы вспомнили было НСДАП и Эрнеста Рэма в кулуарах, но их быстро осадили более опытные товарищи. Нечего, мол, смеяться, над попыткой коммунистического самовыражения. Но это, конечно, задало тон происходящему. Сессию так и можно было назвать, перефразируя Конан-Дойля - этюд в коричневых тонах. Потому что начался ад и срач, причем вот сразу же. Забегая вперед, к 11.00, т.е. спустя час после начала сессии, был с болью, кровью и ором обсуждён только один вопрос из 21, включенных в повестку. Всё это время депутаты задорно попирали останки здравого смысла и упражнялись в искусстве взаимного троллинга.

Разминку назначили в виде обсуждения темы про ярмарки. Покидались взаимными претензиями, расчехлили орудия вербального ближнего боя. Но вяловато в целом, без огонька и задора, явно с прицелом на серьезные боевые действия. Благо, тема предстояла благодатная, жирная, нажористая - обсуждение будущего Парка Победы. Главный по городской архитектуре принялся представлять проект. Кстати, про этого товарища следует сказать отдельно. В целом его хвалят, да и видно по нему и по общению - чувак вменяемый, даже научился держать удар на общественных мероприятиях, в том числе и на горсовете. Но вешают на него нормально, так что иногда, конечно, плывёт, не без того. Так произошло и сегодня. Он искренне не понимал, чего от него хотят депутаты, которые вопрошали: а что будет делать скейт-площадка рядом с мемориалом Парка Победы в виде двух схлестнувшихся в яростной битве танков - нашего и немецкого? Раз от разу он повторял, что бабло выделяется военно-историческим обществом, то бишь, федералами, что это только первое чтение, что всё еще можно корректировать, в известных, конечно, рамках, но собравшиеся жаждали крови. Особенно после выступления Ливцова. Дзюба бы позавидовал такому акту самолюбования, на которое сподобился наш знаменитый глашатай и трубадур любых движений власти.

Окончательно ставший похожим на смесь Толстого и Тургенева, Ливцов, умело интонируя, переходя с баритона на бас, вещал об уникальном пути Орла и той возможности, которая выпадает нам раз в жизни. "Начало и конец нашей победы, ее альфа и омега", - говорил Ливцов, была именно под Мценском, в суровые дни 41-го года. Какой Сталинград, какой Ленинград, какая Прохоровка - нет, если б не было замедления Гудериана с 75км/сутки до 5км/сутки, не было б и Москвы, и далее по списку. Ливцов умудрился впрячь в одну повозку, везущую к светлому будущему Парк Победы, аж Гитлера с Гарри Поттером, без шуток, поставив их в один ряд, мол, давайте называть вещи своими именами. Витийствовал он, как и всегда, шумно, кричал о том, что именно он первым на Орловщине еще 30 лет назад поставил перед властью вопрос необходимости захерачить там мемориал, а тут, вот подфартило, немецкое кладбище вывезли, но именно он, Ливцов, все процессы запустил еще тогда. Короче, выступил, как умеет. Искусно смешав полную хрень, лизоблюдство и любовь к собственной персоне. Фирменный коктейль. Историки, ясен пень, оценят, что именно под Мценском в 41-м решилась судьба ВОВ, именно так в учебниках и напишут: Ливцов открыл глазам миллионам людей.

При этом, спору нет, героизм предков - в нашей памяти, и мы обязаны передать его детям, внукам и правнукам. Но зачем уж так-то натягивать за мелкую копеечку Гудериана на Т-34? Эдак мы договоримся до того, что польские конники определили исход второй мировой, искусно уклонившись от столкновения с превосходящими силами врага, чтоб потом в решающий момент... Так что к Фоменко-Носовскому со всей своей бравадой прильнул Ливцов. Нашли друг друга псевдоисторики.

После этого выступали, с разной степенью благолепности, все желающие - от Букалова до Паршикова. Каждый вспоминал, где был, что видел, боялся, что скейтеры будут материться и отвлекать ветеранов от почестей, да и вообще, почему именно такая концепция выбрана, а не другая. Все начали орать, сессия потихоньку превращалась в шапито-шоу. По итогу, вот сюрприз, вопрос не прошёл и был отправлен на доработку, поскольку за реконструкцию парка проголосовало лишь 25 депутатов, а трэба было 26. Окончательно охреневшие от такого поворота народные избранники перешли, не снижая градуса, на обсуждение более насущных проблем. Коими оказались правые руки Парахина.

Да-да, барину одной правой руки, как и Дзюбе, не так, чтобы достаточно. Нужно, чтоб правых, умелых рук, стало как минимум две. И еще одна тоже, вроде как запасная, если две правых устанут. Если переводить это на человеческий язык, то Парахин возжелал ввести должности двух первых замов. ДВУХ. ПЕРВЫХ. ЗАМОВ. Один первый, другой первый, два веселых зама. Даже всегда лояльный к власти и имеющий бабло на поставках питания в школы и детские сады Тимур Нерушев малясь подохренел и минут 10 пытался добиться от спикера в лице клерка мэрии, в чём смысл сей инициативы. Ну, как, отвечали ему. Будет один первый зам, и второй первый зам. Хорошо, не унывал Нерушев, давайте разберемся, вот уходит Парахин в отпуск, кто будет его замещать? Первый зам, заученно твердил клерк. Который из, вопрошал депутат? Ну, первый зам. Который из? Ну, согласно распоряжению, которое издал мэр. А если он не успел? Ну, первый зам. Который первый зам? Первый зам или второй первый зам? Или сначала второй первый зам, а потом первый первый зам? А если первый первый зам заболел, а второй первый зам в командировке? Ну, согласно распоряжению! А если нет распоряжения? Ну, тогда первый первый зам.

На этом все стали откровенно ржать. Разгадка проста. После увольнения Данилевской Парахин просто меняет структуру. Функции главного по ЖКХ тоже отходят еще одному ставленнику (об этом на днях). Так что будет 2 первых зама и просто зам. На одну должность поставят Провалёнкову, за вторую идёт борьба (Дубровинvsличноепарахинское). Идиотизм ситуации замечают вообще все, даже послушные едроссы, но "Барина" Парахина это не останавливает, ведь его какбэ прикрывает целый Клычков, да и он в полный рост понимает - хрен его скинешь в ближайшие годы, если только прокуратура в крытку не определит.

Ну и от такого, конечно, депутаты вошли в полный штопор. Игорь Рыбаков несколько минут стоял и требовал "дайте слово депутату". Из чего сразу родили локальный мемас с разной степенью его изменения, в силу развитости чувства юмора и воспитанности. Косогов объявил стоячую забастовку. Новиков психанул и объявил перерыв. Все орали и ржали наперебой. И всё это время, как заведенный, Негин, подобно мулле, зачитывал решения и регламенты, что добавляло сюра в и без того перешедший все грани ад.

После перерыва все подуспокоились. Но пришла юрист горсовета Абрамова и, херак, сюрприз, объявила - вопрос с Парком Победы прошел. Оказалось, что 10 минут назад 25 голосов не хватало, а теперь хватило. Зато оба вопроса с двумя первыми замами, один первый первый зам, другой второй первый зам, отправлены на доработку, так что хрен Парахин трудоустроит своих партнерш/ов на сладкие места, по крайней мере, до Н.Г.

В дальнейшем обсуждали такую мелкую хрень, как бюджет, но Краличев сказал, что он будет бездефицитным, поэтому на фоне первых замов барина, победы под Мценском и стоячей забастовки это было как-то скучновато. Короче, пообещали, что бабла будет много. На этом и раскланялись.