Новость

О борьбе Клычкова с безграмотностью

Удивительные статистические изыски Андрея Евгеньевича

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Говорят, на днях в прямом инстаграмном эфире губернатор Клычков порадовал слушателей очередным нетленным изречением, в котором всё прекрасно. Вот оно без купюр:

«Я натолкнулся на удивительную справку, пока ехал в Залегощенский район. В 1959 году у нас было 7,5 миллионов безграмотных. Безусловно, это было последствие войны. И сегодня, — я, наверное, по-другому не скажу, — переход на дистанционку может просто сильно понизить качество того образования, которое будут получать наши дети.»

Ну, во-первых, связывать количество официально безграмотных в 1959 году с качеством обучения школьников посредством интернет-технологий в 2020 году означает не дружить не только с логикой, но и с головой.

Во-вторых, вывод о 7,5 млн. безграмотных, как о «безусловных последствиях войны», мягко говоря, ошарашивающий.[1]

Так и представляется: везут губера в Залегощь и он, как бы от нечего делать, залезает в Интернет, внезапно решив посетить сайт «Демоскоп» Института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Где и находит «удивительную справку» распределения населения по возрасту и уровню образования согласно данным всесоюзной переписи населения 1959 года.

Бедный губер! Видать, долго искал, потому как на верные выводы у него времени не осталось[2].

Действительно, согласно указанным данным в РСФСР в 1959 году было насчитано 7 432 820 абсолютно неграмотных граждан в возрасте старше 9 лет. Однако если учесть возрастное распределение недоумков, то выяснится, что 6 836 566 из них уже перешагнули 45-летний возраст и вряд ли были пригодны к какому-либо апгрейду.

А вот из числа условной молодежи возрастом от 18 до 45 лет совсем неграмотных было лишь 542 105 щей, составляющих всего лишь 1,1% от общей численности этой возрастной категории. Что для того времени является блестящим показателем, которому позавидовала бы любая другая страна.

Следовательно, если и заключать данный пример выводом о каком-либо «безусловном последствии войны», то надо делать оговорку, что речь идет об Империалистической и Гражданской войнах (1914-1920 годов). Для Великой Отечественной войны эта иллюстрация не катит, поскольку советское социалистическое государство тогда успешно справилось с рассматриваемой проблемой.

Короче, у Андрея Евгеньевича получилась в огороде бузина, а в Киеве – дядька. Причем, неоднократно.

Печально, что такие люди нынешней Кремлядью ставятся во главе регионов, ведь от их решений, сделанных на основании собственных умозаключений, зависят судьбы многих тысяч сограждан.


  1. Как соотносится РСФСР 1959 года с понятием «у нас» у Клычкова, появившегося на 20 лет позже, оставим для разборки профессиональным психологам, иначе рискуем получить обвинения в необоснованном диагностировании мании величия у пациента.
  2. Это гипербола, если кто не понял. Мы далеки от мысли, что губернатор так свободно ориентируется в этих ваших Интернетах.