Новость

Дневник Краюхина

КГБ вытащило тайные записи бородатого тролля

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Понедельник.

Проснулся непривычно поздно: 05.43.26. Сразу понял, что рейтинг Путина за ночь не вырос, а, скорее, несколько упал. Увлеченно об этом думал, минут 47-49, примерно, вспоминал, как то же самое было при Брежневе, потом попытался пошевелить головой и ощутил некоторый дискомфорт, примерно такой же, судя по принимаемым моим совершенным мозгом сигналам моей не столь прошаренной первичной нервной системы, какой испытывает рядовой, но уже знакомый мент при встрече со мной. Оказалось, борода застряла в молнии разгрузки. В который уже, сука, раз.

Кстати, кстати, кстати, часто мне в личку пишут мои, как они себя называют, недоброжелатели, от сбежавшей от меня бороды, до всяких там южного вида мальчиков, помогавших мне искать телефон на улице Ленина, что я, якобы, скопипастил внешний вид с Анатолия Вассермана. Наивные! Они не в курсе, что на отдыхе с Аксеновым, Лимоновым и Солженицыным солнечным летом благословенного 1968-го года мы приняли в свои ряды еще неоперившегося сотрудника КГБ Толю Водянова и, погрузив его в глубокий транс, внушили, что он должен все точно считать, носить бороду, разгрузку и разгадывать загадки.

За такое глубокое внедрение тройного агента нас представили к награде еще в 1987-м. По понятным причинам медаль закопана в саду у Сергея Зайцева, он же Зуза.


Вторник.

Я несколько взволнован. Директивы от куратора, которого я про себя зову "Magna Cartа" не приходят уже несколько минут. Запустил свой обычный протокол безопасности: по скайпу, фб, гуглу, телеге и всем своим трем мобилам одновременно набрал Киев. А сам на цыпочках спустился вниз и тихо-тихо стал стучать морзянку по крышке люка на проезжей части. Через минуту из Киева по люку ответили, что им указаний тоже не присылали со вчерашнего вечера. Долго думал, созерцая небо. Машины, объезжая меня в утренний час пик, даже не сигналили. Краем глаза ловил, что кое-кто и честь нет-нет, да отдаст. Все-таки живу в ключевой точке. Там только знающие люди ездят по утрам.

Вернулся домой, а там уже мои любимые гости в погонах всех мастей и расцветок. Чегой-то говорят, Дмитрий Александрович, вы все включили, а ничего не говорите уже 15 минут в трубки. Мы, типа, волнуемся - может, помощь нужна какая, вот и приехали. Душевные, все-таки, ребята.

Среда.

По средам у меня традиция. Я размышляю, чем же мне помочь правоохранительным органам, органам власти и органам, обслуживающим кроваый режим, а также органам, обслуживающим органы, обслуживающие кровавый режим. Иногда при этом я впадаю в рекурсию и забываюсь на сутки где-то, пока мне не напомнят, что завтра на дачу. При этом объект для медитации у меня достаточно сложный, не зря ж я на столько семинаров ездил. На четырехслойном куске обоев размер строго 68 на 37 сантиметров (4 слоя обоев: газеты 30-х, газеты 60-х, газеты 90-х, и распечатки "Медузы"). На нем в сложном геометрическом узоре сплелись: осколок октябрятского значка, орден за защиту Белого Дома (не мой, это важно), половинка шиллинга, кусочек обрудования (секретного) из "Орлэкса" и мной самим сложносочиненный и сложенный в оригами в виде уточки цитатник, смешанный из "Билля о правах", раннего Зощенко и "Понедельник начинается в субботу", разумеется, с вкраплениями из того, что ежедневно произносят по телевизору, который у меня повернут оскалом в стену (цитаты из него я наношу специально выданным мне самостирающимся маркером). Все это хитро перевязано моим же пионерским галстуком.

Как ни странно, при обысках, кто бы ни приходил, даже понятые, просто вставали напротив моего объекта для медитации, молчали, а потом начинали креститься, поплевывая через левое плечо. Так и не сняли ни разу. Но однажды обидно попали в меня слюной - не успел увернуться, стоял как раз за левым плечом и фотографировал.

Четверг.

Променадничал. Встретил всех, даже тех, кто меня еще не знал, но про меня им рассказали те, кого уже встретил. Даже продавщица дрожала, и долго просила меня сверить свои показания с чеком, то ли желая вызвать полицию, то ли попросить мои услуги в качестве адвоката. И то, и другое мне было одинаково приятно. Походил по старым адресам. Не нашел ни Навального, ни Собчак, ни Чубайса, ни Гайдара. Позвонил было Зайцеву - он по грибы уехал. Набрал Носова - тот в Бакланово кота гладит и связи с магазином налаживает. Так и пришлось идти сначала в мэрию, а потом - в Серый Дом. Там, хотят, не хотят, а примут. Долго говорил о том, как все в жизни устроено, не замечая того, что лица меняют друг друга. Потом меня кто-то толкнул под локоть и намекнул, что в ДТП на Брестской незаконно штрафуют пьяного несовершеннолетнего за рулем, нарушившего аж три пункта ПДД, но у которого из колонок звучало "Воины света". Извините за неровный почерк...

Пятница.

Бессонная ночь. Хорошо хоть, сегодня на дачу. Очень устал. Потроллю напоследок всех, да баиньки. А то у нас все же две разгрузки: одна у меня, другая у Вассермана. Пересекаемся редко. А по люкам далеко и долго. Стирать надо, к тому же. В них еще и 3,5-дюймовые дискеты вшиты, хер кто когда прошарит из нашей кровавой гэбни. Так что дел много, не до писанины.