Неиссякаемый родник

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Неиссякаемый родник - монументальная картина, в которой изобразительное искусство стало жертвой конъюнктуры, а потом конъюнктура была принесена в жертву справедливой обиде.

Современный вид картины: у источника самые достойные на данную секунду

Шедевр для краеведческого музея[править | править вики-текст]

В своё время свита Семёныча, желая выслужиться, частенько подставляла своего патрона. Особенно чудило его окружение, когда пыталось увековечить "светлый образ" орловского правителя где только возможно - от топонимики до живописи. Разумеется, эти намерения пресмыкающейся егоркиной ватаги происходили не без молчаливого одобрения самого источника неоспоримой славы. Порой вся эта суета доходила до странных обстоятельств, когда вместо досточтимой памяти получалось назидание потомкам: "как не надо делать, если хочешь попасть в анналы истории".

Например, в нулевых годах определённые круги решили переименовать небольшую деревушку Дудкино, что в Хотенецком районе, в Строево. Аргумент простой - тут соблаговолил родиться орловский самодержец. Решение не встретило никаких препятствий, так как в момент увековечивания там проживало всего 14 жителей. Оперативно собрали сход, одобрили новое название, соответствующие документы полетели в Москву, и после подписи тогдашнего премьер-министра Фрадкова, на картах мира появился старый населённый пункт под новым именем. Но не было учтено одно коварное обстоятельство - орловские деревни в современную постиндустриальную эпоху не особо живучи, а посему Дудкино сдулось не только в географических заметках, но и в реале.

Родильные судороги судьбы: типа - град Орёл за несколько часов до своего появления в устье Орлика

На ниве живописного искусства лик Семёныча вообще пережил полномасштабную драму с нервами, недопониманием, творческими обидами и скандалами. Вот, как это произошло. Работал в те времена на Орловщине известный брянский художник Олег Маслов. Не секрет, что орлецкие просторы приютили много творческих личностей, но Маслов, в отличие от многих местных рисовальщиков, действительно умеет писать неплохие картины. Его работы легко монетизируются, а потому они частенько хранятся в закордонных галереях богатых колекционеров, имеющих прописку от Арабских Эмиратов до Пиндостана. Художник творил на тему Орловщины с гомэровским пафосом и героическим размахом. Достаточно лицезреть одну из его подобных картин "Легенда об Орле", на которой парочка воевод Ивана Грозного при строительстве оборонительной крепости узревает "знак свыше".

Набив творческую руку на подобном краеведческом эпосе, художник задумал сваять глобальное полотно, на котором бы запечатлелась вся многовековая орловская эпоха в лицах. Многие великие сыны Орлеца и Россиюшки взирали бы с картины на своих благодарных потомков. Предполагалось изобразить около шестидесяти личностей, собравшихся вокруг родника. Источник должен символизировать серебряный ключ, из которого бегут вечные воды талантов русской земли. Название для этого творения подобралось в былинном стиле - "Неиссякаемый родник". Полотно должно было быть приобретено Орловским центральным краеведческим музеем и там демонстрироваться народу.

Суд истории и приговор времени[править | править вики-текст]

Вариант №2 с белгородским губером

Полотно действительно получилось первоклассным. Никогда ещё ничего подобного не выходило из-под кисти художника. Персоналии красовались самые разнообразные - от легендарных полководцев до местечковых композиторов. Была там и одна, неоднозначная для всемирной славы, личность. Вероятно, кто-то настойчиво посоветовал брянскому мастеру изобразить на картине в позе задумчивого мудреца Егора Семёновича. Художник выполнил заказ. Картину выставили в местном музее. Делегация оценщиков в лице высоких гостей не заставила себя долго ждать.

Егорка со свитой внимательно осмотрел новоявленный шедевр, и тут Семёныч неожиданно якобы из скромности, как он это умеет делать, поинтересовался: "Уместно ли будет покупать за бюджетные деньги полотно, на котором изображён орловский губернатор?" Тут же в свите нашлись любители напеть в уши, что, естественно, такое приобретение не только этично, но и просто необходимо, так как не было ещё ни одного орловского губера, кто бы возглавлял Российский Совет Федерации. Да и не будет. Семёныч легко дал себя убедить, и вопрос покупки принципиально был решён, осталось договориться только о цене. Но переговоры велись через третьих лиц, а, как известно, всякое лицо, курирующее ту или иную сделку, заинтересовано в своём куске материального счастья. Вскоре выяснилось, что орловский правитель готов заплатить одну сумму, а чинуши напели, что мастер кисти требует более высокий гонорар. Егор был не доволен таким раскладом, и повелел донести своё недовольство до творческой натуры художника. Последний обиделся на такое поведение власть предержащих, и решил с помощью музы и вдохновения переписать живописную орловскую историю.

Маслов попросту забрал картину из краеведческого музея, погрузил на машину - и был таков. Но "пропажу" шедевра местные аборигены быстро обнаружили, ведь исчезло не просто большое изображение орловско-российской элиты, а признанное произведение искусства размером 5,5 х 3,15 метра, занимавшее отдельную стену. Народ стал гадать - что же произошло?

Тем временем художник "подправил славу" Орловского края, заменив некоторых персонажей, в том числе и Егорку. Особенно большие преобразования претерпел правый фланг картины - там появился губернатор белгородской области Евгений Савченко, а рядом с ним президент Белоруссии Александр Лукашенко. Вот такой он русский родник культурного и политического наследия.

Президенты: Лукашенко и Путин тоже хотят приблизиться к "неиссякаемым орловским водам таланта"

Дальнейшая судьба Орловского наследия[править | править вики-текст]

"Неиссякаемый Родник" выставлялся во многих местах и почти всегда получал одобрительные отзывы. Но метаморфоза с личиной орловского губернатора натолкнула Маслова на мысль, что культурное богатство, как и валютные рынки, постоянно подвержены изменениям. Через некоторое время исчез с картины и Савченко, а на его место встал... Угадайте кто - это ведь не сложно по нашей жизни? Правильно, Путин. Прошло ещё пару лет - настало время президентам союзных республик отойти от родника, уступив место российским писателям и композиторам, в том числе и с орловской регистрацией.

И вот в 2009 году спираль истории, сделав свой очередной виток, вновь привела знаменитое полотно под крышу орловского краеведческого музея. Однако героя из деревни Дудкино на нём уже не было. И только анонимные любители искусства прекрасно запомнили первый нетленный вариант с вездесущим орловским кормчим.