Маринченко Николай Данилович

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кросавчег

Маринченко Николай Данилович (20.06.1912 - 12.07.1943) - конкретный пацан, зек, герой Советского Союза, лично в ближнем бою убивший несколько десятков врагов.

Родился Николай в селе Чернянка ныне Белгородской области, был старшим ребенком в семье. За детские годы Колюня получил 7-классное образование, накачал мышцы и научился первым бить в гычу при любых признаках несправедливости. После коллективизации по совету мудрого дяди послал родной колхоз им. 17 партсъезда в жопу и ушел работать на шахту в Донецк. Как известно, непривычные к коммунистическому труду крестьяне задаром вкалывать в колхозах не желали и после утраты последней жратвы миллионами вымирали в этом вашем Советском Союзе. Не обошла стороной такая участь и семью Маринченко. Отец Николая и трехлетняя сестренка в голодный 1933 год приняли ислам на ближайшем кладбище. Самого же Николая в это время забрали в армию типа защищать строй, который уморил близких ему людей. Коля служил образцово и к дембелю в 1937 году заработал сержантские лычки. Во как.

Естественно, красавцу-сержанту РККА не место в быдлоколхозе, поэтому он с друганами отчалил в Нерезиновую и устроился на ткацкую фабрику. История умалчивает, сколько ткачих он сумел осчастливить за время своего короткого пребывания в Москве, но, судя по благожелательным отзывам незамужнего контингента, свои мужские обязанности он исполнял исправно. Однако 2 августа 1937 года был явно не его день. Будучи несколько навеселе, он пробил кому-то в щи, потом отоварил прибывший наряд милиции, а потом еще пытался размахивать своей сержантской книжкой перед ментами.

В итоге за сопротивление представителям власти, хулиганство и злоупотребление служебным положением получил с широкого плеча советского УК десять лет лагерей и отправился валить лес в Ухту. На зоне он довольно быстро освоился, дослужился до бригадира, получил право ходить по городу без конвоя, а 31 августа 1942 года его вообще досрочно освободили и тут же забрали в действующую армию.

Обрати внимание, анонимус, послали бывшего зека Николая прямо с нар не в штрафбат (а с хуя бы ему в штрафбат, если туда только бойцов Красной Армии принимали? - недоумевает историк-кун), не сразу на фронт рядовым, а на офицерские курсы! И после их окончания в должности младшего лейтенанта он принял под командование взод автоматчиков.[1]

12 июля 1943 года, когда еще вовсю полыхала танковая битва под Прохоровкой, советское командование приняло решение перейти в наступление на Брянском фронте, где взвод Маринченко входил в состав 457 полка 129 стрелковой дивизии 63 армии генерала Владимира Колпакчи. Дело было в деревне Вяжи под Новосилем, там река Зуша, по которой проходила линия фронта, делает большой изгиб на северо-восток, создавая естественный плацдарм на левом берегу - хорошее место для наступления.

После продолжительной артподготовки полк при поддержке танков пошел в атаку... И огреб по полной. Все-таки Орел защищали не хухры-мухры, а лучшие войска Вермахта. Да и линию обороны за полтора года они обустроили нехилую. Захлебнулась и вторая атака. И в третью атаку немцы насовали красноармейцам звездюлей почти по полной. За небольшим исключением: Маринченко с своими автоматчиками вместо того, чтобы как положено откатиться под прикрытием оставшихся танков на исходные позиции, дал своим бойцам команду бежать к заросшему лесом оврагу. Вообще-то такая самодеятельность могла быть расценена как нарушение приказа или даже попытка сдачи в плен со всеми вытекающими. Но маневр Маринченко, как ни странно, удался. По извилистому глубокому оврагу взвод вышел в тыл немцев и ворвался на высоту, где стояла минометная батарея противника. Ты знаешь, анонимус, автомат ППШ в ближнем бою очень ужасное оружие, я бы тебе не рекомендовал быть в то время в составе минометчиков! Охреневшие под внезапным автоматным огнем немцы тут же пачками пустились принимать ислам, а советские воины стали тренироваться в стрельбе из минометов куда попало, наивно полагая, что враг сразу побежит во все стороны.

Не тут то было! Немцы успешно отбили очередную атаку с фронта и стали не суетясь стягивать резервы вокруг высотки с наглецами. Даже 75-милиметровую пушчонку подкатили. А у наших к тому времени все мины закончились. Пичаль.

Табличка имеется

Недолго думая, Николай дал приказ атаковать противника. Ну это вообще не по правилам. Не более двух десятков бойцов опять какими-то конубрями пробрались поближе и выскочили перед ошарашенными германцами, которых снова и порешили. Очевидно, что эта отчаянная вылазка горстки смельчаков совпала с новой попыткой полка прорвать фронт. На этот раз обстрел с тыла из захваченного орудия сильно доставил немцам, которые решили отойти, а по площадям, где наступали красноармейцы, естественно, по всем правилам ведения боя ударила дальнобойная артиллерия противника, перемешивая с говном все то живое, которое не успело закопаться поглубже.

Николай Маринченко был убит. Немецкие войска были на пару-тройку километров потеснены. Прорвать фронт на этом направлении 63-й армии так и не удалось ни в тот день, ни в последующие две недели непрерывных боев.

27 августа 1943 года уже после окончания Орловско-Курской наступательной операции лейтенанту Маринченко Николаю Даниловичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением его близким родственникам медали "Золотая звезда" и ордена Ленина.

Имя героя увековечено в Орле названием улицы на Микроне в районе китайской стены. Вот так.



  1. И вообще в те интересные времена, говорят, даже приговоренных к расстрелу через некоторое время видели живыми, здоровыми и внезапно свободными!