Лупин Сергей Иванович

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Лупин Сергей Иванович – отставной федеральный судья, альтернативный педагог, типичный продукт сексуальных социальных лифтов Орлеца.

Шемякин суд[править | править вики-текст]

Ранняя история Сергей Ивановича как человека и педагога связана с отечественной судебной системой, в коей он доблестно отбыл целых полтора десятка лет. Вершиной его карьеры стало кресло и.о. Заводского районного суда Орлеца. Разумеется, столь выдающийся результат стал итогом трудового героизма и высокой профессиональной компетентности сабжа, но никак не его брака с дочерью главы одной из самых могущественных в лихие девяностые группировкисиловой структуры Орлоляндии. На сем посту Сергей Лупин ничем особым себя не проявил, если не брать в расчет его гуманизм и понимание нужд и чаяний простых подследственных. Так, именно благодаря его вердикту оставался на свободе до судебного разбирательства в 2008 году невинно оклеветанный вице-губернатор области, несгибаемый глава Орлецкого антикоррупционного комитета Виталий Кочуев. Только благодаря врожденной чуткости нашего героя, Кочуев, оказавшись накануне суда на воле, смог порешать вопросы и спустить дело на тормозах собрать доказательства, существенно снизившие полученный им позднее реальный срок, а затем и вовсе похоронить все дело при кассации в Верховном суде России.

Впрочем, врожденное хамство глубокая принципиальность сабжа не позволила ему устранить обидную приставку «и.о.» из названия его высокой и прибыльной почетной должности. Как-то высокопоставленные родственники по пьяни начистили друг другу хлебальники не сошлись в вопросах очередной судебной реформы, в результате чего Сергей Лупин вскоре получил развод и был сослан в глубочайшую жопу районный суд ВНЕЗАПНО Глазуновского района. Поверховодив в Глазуновке два года, уже в 2011 г. Сергей Лупин собрал свои нехитрые пожитки и несолонохлебавши, но с высоко поднятой холодной головой, чистыми руками и горячим сердцем отправился заново покорять родной Орлец.

Любовь и голуби[править | править вики-текст]

Не успев толком оглядеться в родном городе, на пороге шестого десятка лет сердце нашего бездомного героя оказалось покорено чарами одной роковой женщины из областной администрации. То, чего не добились глазуновские красавицы, оказалось по силам даме, весьма достойной во всех отношениях - зам. начальника управления образования орлецкой области Татьяне Ступиной. Несмотря на известную разницу в возрасте, почтенные сердца рухнули в омут любви, чем буквально сразили весь чиновный люд Орлоляндии. Романтические грезы совершенно заслонили всю прежнюю жизнь: и суровые судейские будни, и глазуновские дали, и ребенка от первого брака. Сексуальный лифт, долго буксовавший на холостом ходу, понесся по административным ухабам Орлоляндии, подобно высокоскоростному локомотиву.


Ломать - не строить[править | править вики-текст]

Будучи от природы благодарным и трудолюбивым человеком, САБЖ не мог бесконечно оставаться в образе банального жигало. Посему, он засучил рукава и обратил свой взор на нелегкую стезю среднего профессионального образования. Вероятно, ненужная щепетильность не позволила Сергею Лупину в лучшие времена обрести ученую степень, отчего путь на теплые места в орлецких вузах был для него безнадежно закрыт. Посему на семейном совете решено было ограничиться Орловским реставрационно-строительным техникумом. Хотя данное заведение благодаря бывшему директору многие годы работало как часы, созрела мысль о первом в своем роде эксперименте – руководителям орлецкого образования до ужаса захотелось узнать : сколько сможет специальное образовательное учреждение проработать при полностью некомпетентном как в строительстве, так и в педагогике новом директоре. Для чистоты эксперимента было решено отказаться от таких набивших оскомину условностей как конкурс на замещение вакантной должности директора техникума, и требования Единого квалификационного справочника должностей руководителей.

И вот уже 1 марта 2013 года Сергей Лупин, не имея ни единого часа педагогического стажа и педагогического образования, гордо вступил в стены заведения, значительную долю учащихся которого составляют дети-сироты и представители других социально незащищенных категорий орловской молодежи. Робкие протесты наиболее нахальных и непонимающих генеральную линию технарских хомячков были на корню погашены.

Однако, для учащихся новый директор буквально за считанные дни стал своим : и сам не соблюдая требований федерального закона о запрете курения, нещадно дымя в служебном кабинете, он и к подобным шалостям ребятни относится с пониманием и без лишних придирок. Впрочем, особенно вникать в ученические дела новому директору времени не было. Только за первый год своей работы вместе со вновь обретенной дамой сердца он дважды побывал в отпуске, добираясь по российским ухабам до подмосковных аэропортов на технически устаревшем и юридически не предназначенном для подобных вояжей служебном транспорте.

С тех пор прошло уже два полноценных года. Эксперимент, несмотря на перестановки в высших управленческих кругах области, идет полным ходом. Наш герой поднабрался педагогического стажа и теперь, в случае намечающегося повышения своей второй половины по служебной лестнице, вполне готов попробовать свои силы и на иных непыльных и почетных должностях. Думается, любой трудовой коллектив орлецкого хомячья с пониманием встретит очередные эксперименты, задуманные под монотонные звуки сексульных лифтов Орлоляндии.