Лопухин Алексей Александрович

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Он самый!

Лопухин Алексей Александрович (1864 - 1928 гг) - расовый орловский дворянин, прославился тем, что задолго до появления WikiLeaks своими "этическими принципами" нагнул кровавую гебню императорской России. Самый лютый Fail департамента полиции, после которого будущее ведомство Нургалиева так и не смогло очистится от говна.

Пацана ещё не было, а успех уже у него был[править | править вики-текст]

Лёша был реально крут: он не ходил на качалку, не было у него бесплатного абонемента в орловский клуб "Часы", и даже не состоял в политсовете партии "Единая Россия". Но у него было то, что в те времена очень ценилось (как бы сказал Адольф Гитлер: "Истинный ариец") - прекрасная родословная. Его семья владела огромными землями в Орловской губернии (и не только в ней), а его предки были большими чинушами и видными генералами в Императорской Рашке. Одно время Лопухины породнились с царским домом. Не кто-нибудь, а сам Пётр I пялил Евдокию Лопухину в рамках тогдашних законов и под присмотром церкви. Но потом у Петра I перестал вставать на царицу, и она была пострижена в монахини, - но это уже другая история.

А простой орловский парень Лёша Лопухин - легко вкушал плоды своего социального счастья на жизненном пути. Будучи ещё на стадии эмбриона в утробе своей матери, Алексей знал, что у него всё получится. Сначала учёба в Орловской гимназии, где его одноклассником был будущий премьер-министр Петя Столыпин, затем юрфак МГУ, после чего - престижная работа в судах и прокуратуре, и, наконец, пацану еще не было и сорока, когда он получил назначение директора департамента полиции. И дачу строить не надо - давно всё есть, и землицу прикупать не стоит - тоже имеется, и за границу всегда пожалуйста. Казалось бы, живи не тужи...

Карт-бланш Б-га[править | править вики-текст]

Но была одна проблема, - в то время Б-г в виде общественного мнения подарил террористам всего мира (в том числе и российским) карт-бланш. И началось: терроризм теперь не зло, а оружие бедных. Поскольку в России бедных было всегда много, то их оружие зазвучало особо отчётливо. На личную встречу с Б-гом путем принятия ислама стали досрочно приглашаться православные и не очень министры, губернаторы, прокуроры, судьи, генералы от МВД. Ситуация выглядела примерно так: завалят террористы какого-нибудь одиозного губернатора, после чего некоторых убийц поймают и осудят, но того судью, который осудил, тоже прикончат... Вновь некоторых любителей мокрухи зацапают, прокурор вынесет своё обвинительное заключение: "кого на каторгу, кому в петлю", а там глядишь - сам прокурор через пару недель уже покойничек. И так по замкнутому кругу.

Вот как с такими царской полиции бороться?! Тем более деньги не помогали, так как среди террористов много было идейных - ни подкупить, ни бабу подложить - куда бедному начальнику полиции податься?

И придумали-таки забавную штуку (после её подхватили все разведки мира) - внедрять в ряды террористов своих людей, заниматься провокациями (делать надуманные преступления - полицейским для карьеры, борцам с режимом - для "покакать кирпичами"), а также разрушать террористическую организацию изнутри, учинять подставы, очернять борцов в глазах всего общества.

И дело закрутилось: На деньги налогоплательщиков внедрялись провокаторы, индивидуальные расценки для которых определял департамент полиции.

Орловский дворянин Лёша Лопухин не любил провокаторов, потому что всё повторяется под этими небесами. В его детстве многие орловские девочки признались в безграничной любви к самодержавию в лице Александра II, как теперь такие же девочки признаются в любви к тому же самому самодержавию, только в лице Путина. В итоге Лёша как истинный дворянин, не стал марать свою честь снятием проституток, а тихо дрочил на труды Жан-Жака Руссо и усвоил-таки, как ему казалось, что гуманизм - это навсегда и повсеместно. А провокаторы и гуманизм – вещи не совместимые.

Возглавляя департамент полиции, Лёшенька всячески препятствовал расширению деятельности подобных «агентов» за народные налоги, иными словами - втихаря занимался саботажем и раскачивал лодку. Но ситуация коренным образом не менялась.

Истинный сын своего народа[править | править вики-текст]

Курировал департамент Лопухина одного занимательного агента - Евно Шифоновича Азефа,- стопроцентного еврея (анонимус клянётся талмудом). Чувак был хитрожопым на все 146%. Благодаря своей хитрожопости, будучи платным агентом полиции, он сумел не только войти в доверие к революционерам-террористам, но и возглавить террористическую организацию. Казалось бы, полная победа - департамент полиции сгребает награды вагонами. Щас! Не тут-то было. Здравый смысл гнусно нашёптывает на ухо: "Когда нанимаешь агента-еврея, всё пойдёт по-еврейски".

Евно Шифонович любил математику и деньги, математика нужна была ему лишь затем, чтобы уметь приумножать свой капитал, а иногда даже возводить в степень. В итоге Азеф смекнул, что у террористов тоже имеются нехилые бабосы и своя достаточно неплохая партийная касса. Деньги на террор всегда отпускаются приличные, так почему бы их часть не направить на себя любимого? В итоге, Азефу стали платить и полицейские, и революционеры (земляки из Тель-Авива готовы даже за скромную плату поаплодировать стоя своему сородичу).

Чтобы не разоблачили террористы, нужно было время от времени выписывать путёвку в загробный мир некоторым властьпридержащим мордам. Азеф это тоже смекнул. Помимо этого своим кураторам из полиции он всё время ныл, что вечно рискует, работа нервная, очишко вибрирует - и в результате стал самым дорогим платным агентом. (Потомки тогдашних налогоплательщиков в ахуе).

Теперь, ты понимаешь, анонимнус, что простой орловский парень, с непростыми деньгами и связями, Лёша Лопухин находился в очень щекотливом положении. Это равносильно тому, что твоим партнёром по бизнесу была бы Марина Ивашина - кругом пиздёжь и кидалово.

И первый звонок не заставил себя долго ждать. Азеф организовал досрочную встречу с апостолом Петром не кому-нибудь, а непосредственному начальнику Лопухина - министру внутренних дел тогдашней Рашки - господину Плеве. Говна и шипения по этому поводу было много: в очередной раз общественный слух выдал старую истину: "Наши полицейские - дерьмо". Но всё улеглось. Тем более, анон, ты понимаешь, что когда окочуривается твой шеф, мир становиться светлее и лучезарнее, а радуга искрится благодатью, открывая новые заманчивые горизонты карьерного роста.

Но через полгода Азеф пропустил к Б-гу через чёрный ход дядю царя - московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, педараста по жизни, по делу, и даже по гороскопу (Это случилось 2 февраля 1905 года, - в тот день все монархисты-гомики люто плачут и перестают брить зону бикини и красить ногти). И вот тут анальные кары изрыглись из чрева вертикали власти. Исполнителя, кто выдавал билеты к Всевышнему, поймали сразу, а вот до организаторов-таки не добрались.

Лопухина власти жёстко покарали - отобрали у него департамент полиции и назначили губернатором Эстляндии. Времена тогда были очень суровые: Совет Федерации ещё не существовал и ссылать всякую дрочь от политики можно было только так - губернаторство в будущей окраине Евросоюза и никаких х*ёв!

... И был у тролля вентилятор[править | править вики-текст]

Тролли существовали во все времена. А наш тролль был очень даже талантлив в поисках информационного говница - имя сего героя Володя Бурцев. Ездил он по той необъятной пока ещё стране и по заграницам, накапывал всякого взрывного материала и публиковал его, называя себя журналистом. Редакторы и общество были в восторге, а фигуранты публикаций испытывали диссонанс и мочились уже не кипятком, а лавой.

И вот однажды Бурцев раскопал, что Азеф - главный террорист социалистов-революционеров, имеет неплохую подработку, - находится на содержании департамента полиции сраной Рашки. Требовалось только железное подтверждение, а вентилятор уж сделает своё благородное дело. Вот, если губернатор всех козлов заявит, что зарплаты орловчан увеличились на 10% - ты же, анон, не поверишь пока не увидишь лишний штукарь в своём кошелке, и правильно сделаешь. Вот и в те времена дураков тоже было мало. Бурцев поехал за подтверждением к бывшему начальнику департамента полиции Лёше Лопухину. Последний, увидев что нарыл тролль, сдал Азефа, понимая прекрасно, что наносит нокдаун по гэбешной имперской системе. Представте, Лопухина даже лидеры террористов благодарили за предоставленную инфу. Бурцев был ещё тот тролль (Балакин нервно и завистливо курит в сторонке) - чтобы вентилятор заработал на всю мощь он передал эту информацию не властям, а террористам.

Такой подлянки от своих кураторов не ждал даже сын солнечной Иудеи. По всей Европе началось увлекательнейшее соревнование: кто раньше убьёт Азефа террористы или полицейские. Азеф понял, что потерял сразу обе кормушки, но тех денег, которые он захавал, хватило чтобы успешно скрываться от досрочной встрече с Б-гом Яхве. На охоту тратилось до хрена усилий, как говорится современным языком: "построен был не один сартир", но в сухом остатке - полицейские и террористы смачно соснули, то есть так и не замочили негодяя.

А что же Лопухин? Его откровение окончательно развеяли миф о "человеке в полицейком мундире". Имперская гебня арестовала Лопухина по обвинению в государственной измене. Был громкий скандальный суд с массой лулзов. Многие полицейские и чиновники потеряли свои хлебные должности. Система провокаторства в имперской полиции была слита. После чего департамент полиции уверенной поступью двинулся в сторону полного говна. Лёше грозила каторга и жопа, и даже землица его орловская могла поменять владельца. Но тогдашние правоохранительные органы власти от народа не рассчитали, на кого стали крошить батон. Это вам не зятя Строева накормить свинцом, здесь нужны были кашерные наезды, а иначе случилось то, что случилось - деньги и связи Лопухина сделали своё дело. В итоге наш Лёша отделался курортной ссылкой в Сибирскую Италию - город Минусинск, а через два года вообще заделался простым московским банкиром.

После революции 1917 года сабж некоторое время продолжал жить в Советской России, ибо большевики к нему претензий не имели, однако в 1920 года он все-таки очканул и смылся в эмиграцию.

Склеил свои ласты Алексей Александрович Лопухин, как и положено любому расовому дворянину, в Париже. Пичаль.

Примечания[править | править вики-текст]