Лисовский Александр Иосиф

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Отважные лисовчики.

Лисовский Александр Иосиф (Янович), (1575 - 1616) - польский шляхтич, князь, полковник Лжедмитрия II, казачий атаман, любимец хохлов, получивший ласковое прозвище батько Лисовчик, первый орловский партизан, основатель Черкасской слободы, разрушитель Орла и т.д. и т.п.

Метео[править | править вики-текст]

Как ты знаешь, анонимус, со второй половины 16 века начался в Европе малый ледниковый период, длившийся более 150 лет. Зимы были суровые с температурами за минус сорок нынешних цельсиев. Хвала Создателю, что не совсем объединенная Европа по тем временам еще не ведала градусника, а то бы предки от огорчения окочурились бы раньше времени, не оставив плодовитого потомства. А если бы ты, анонимус, (не дай бог!) попал бы туда с термометром в самый жаркий летний день, то перед тем как тебя бы четвертовал первый попавшийся отряд вооруженного населения, ты бы успел заметить, что столбик подкрашенного спирта едва преступил 20-градусную отметку.

Именно эта печальная метеорология послужила причиной многолетней череды непрерывных войн, в результате которых численность человеческой популяции в европейском ареале сократилась до уровня, приемлемого для текущего состояния продуктивности сохранившихся агробиоценозов.

Литва[править | править вики-текст]

Лисовские были одним из родов знатной дворянской семьи, родители Александра выращивали всякий хавчик в своем имении под Вильно (нынешний Вильнюс) в Литве. Но с приходом холодов северная земля кроме репы ни хрена родить не стала.[1] Поэтому в конце 15 века семья перебралась на юг в Брест к более богатым родственникам. К этому времени Сашок уже успел поднабраться грамоты и всякой прочей прибалтийской мудрости в иезуитском университете в Вильнюсе. После чего, как и любой истиный дворянин, поступил на военную службу к пшецкому королю Сигизмунду III Вазе.[2]

Лис по пути в Орел.

Смутное это было время для Посполитского Союза: В конце 90-х годов распалось Великое государство, объединявшее земли от Скандинавии на севере до Молдавии на юге (и только Беларусь с Украиной остались верны литовско-славянскому единству). Попытка Варшавы выгнать шведов из Прибалтики обернулась многолетней войной с переменным успехом. Провоевав со шведами 5 лет гусар Лисовский в 1604 году внезапно понял, что его все это время король держал за лоха, потому как нихуя ничего не платил. И Лис создал солдатскую конфедерацию - это когда боевики крышуют какую-то территорию и кормятся с нее, охраняя от прочих агрессоров.

Восстанавливающий вертикаль власти Сигизмунд не мог мириться с таким блядством действом, и после трех лет партизанской войны Лисовский в 1607 году был изгнан из Литвы на мороз (в буквальном смысле этого слова). Чтобы не быть в конец замоченным в каком-либо сортире, Лисовский с небольшой группой подельников эмигрировал на восток.

Орловщина 1607 года[править | править вики-текст]

Лагерь лисовчиков.

По дороге Лисовский набрал несколько сотен вольных казаков, именуемых на Руси черкасами, и отправился в Орел.

Как ты уже знаешь, анонимус, осень 1607 года выдалась очень тяжелой для русской революции. Уже пал смертью храбрых первый вождь Дмитрий Анатольевич, революционная армия Болотникова истекала кровью и всем прочим в Туле, осаждаемая проклятым московским шуйским царизмом. Собравшаяся было идти на помощь осажденным вторая Димина версия проявила мудрую осторожность и залегла на зимовку в Орле.

И тут в ставку Лжедмитрия II нарисовался Александр Лисовский во главе черкассого отряда.

Семь сотен отъявленных головорезов были очень большим напрягом для скромного трехтысячного войска очередного самозванного сыночка И.В. Рюриковича (Грозного). Поэтому второй Димон велел лисовчикам пиздовать куда подальше становиться лагерем за пределами острога (крепости).

Возможно, анонимус, ты еще помнишь, как в то время возводились халупы орловчан: Методом орловской непрерывки выкапывался котлован длиной 6, шириной 4 метра, глубиной метра полтора, в центре ямы выкладывался из камней очаг без трубы, а по периметру этой канавы возводился трех-четырех-венцовый осиновый сруб, перекрываемый соломенной крышей, смазанной говном и прочей глиной.

Совокупность этих сооружений, нарытых войском Лисовского для зимовки, впоследствии получила название Черкассой слободы, оставшись навеки в исторической памяти аборигенов в виде одноименной улицы и такого же лихого места Орлеца.

В Орле Лисовским была образована московская солдатская конфедерация, между которой и Димоном вторым было заключено соглашение о создании Единой России. Лисовчики обязывались служить Диме совсем добровольно и совершенно бесплатно, а Дима после всенародных выборов пообещал лисовчикам 100 000 дукатов золотом плюс возможность собирать налоги в рязанских и северских землях, плюс земли орловские в качестве вотчин.

Лисовский сформировал в Орле боевую дружину доблестных солдат кодлу конкретных пацанов, готовых на любые подвиги и злодеяния по одному только слову атамана. Батько Лисовчик - так назвали казаки своего предводителя - был суров, но справедлив, любое неподчинение карал смертью. Его отряды были спаяны железной дисциплиной и поэтому были непобедимы. Он не признавал обозы, пушки и тяжелую амуницию, предпочитая силой отнимать это у врагов и прочего населения. Он создал новый вид войск - легкую кавалерию, способную на фантастические для того времени марш-броски. Он был первым, кто ввел на территории Орловщины тактику партизанских боевых действий, характеризующуюся внезапными налетами на противника и столь же быстрым отходом в случае неудачи. Скрытность передвижения обеспечивалась убийством всех, кто попадался на пути.

Кроме того, лисовчики отличались особым чувством юмора по отношению к противникам. Например, весельчаки могли забить пленному прямую кишку порохом и подвесить его над костром до детонации...

Лисовчики долго на своей черкасской жопе в Орлеце не сидели. По первым, еще слабым морозам они совершили набег на Брянск, а после ослабления стужи, не дожидаясь распутицы, ушли воевать Рязанщину.

В последующие годы Лисовский стал одним из влиятельных бандюганов военноначальников России, прошел с боями весь север страны в Гражданскую, потом воевал со шведами, защищая от интервентов тогда уже литовский Смоленск, а в 1615-м решил снова наведаться в Орлец для подготовки города к празднованию 50-летия.

Орловщина 1615 года[править | править вики-текст]

Основная статья - 29 августа 1615 года

В походе

Летом 1615 года батько Лисовчик со командой в 2 тыс. сабель внезапно объявился под Брянском, типа погостить. Но Брянск не высказал гостеприимства и стойко держал оборону. Полковник по-обыкновению не стал заморачиваться длительной осадой, а 11 июля внезапно взял Карачев.

Узнав от прибежавших карачевцев о появлении вблизи города русской воинской славы отрядов непримиримого борца с царизмом, воевода Орлеца Даниил Яблочков решил смело драпануть, не дожидаясь, пока дорогу преградят войска супостатов. Большая часть жителей Орла ушла вниз по Оке по малой воде на лодках в Белев и Калугу, а воевода с бойцами по суше укатил во Мценск.

Говорят, впоследствии за такой позорный поступок воевода Яблочков был бит плетьми, смертной кахни избежал ввиду заступничества матери-царицы, был помилован и отправлен в глубокий тыл - в Липецк искупать свою вину честной службой во имя царя и отечества.

Не найдя в опустевшем Орле ни хуя больших запасов нямки и пивасика, батько шибко осерчал и приказал срыть на фиг эту поганую забегаловку. Что и было невозбранно сделано.

Пушки Орла полковник увез в Кромы, которые не в пример будущей столице Орловщины приняли команданте Лиса с хлебом-солью и поэтому остались целы. Пока Лисовчики обустраивали вновь отвоеванные у Нерезиновой земли: собирали дань с хомячков, насиловали подросшее поколение орловчанок, делали схроны в лесах и оврагах, мучали и убивали несогласных с политикой Единой Польши, Москва направила на Орловщину войско князя Пожарского в количестве изначально 2000 сабель, к которым впоследствии в Белеве и Болхове примкнули около 1,5 тысяч местных бойцов. Войско шло с большим обозом - везло в казне федеральный транш на погашение долгов по заработной плате.

Пожарский Дмитрий Михалыч

Знаменитый партизан Лис на всякий случай сжег Карачев, обустроил засаду в районе Гати и стал ждать гостей. Спокойно переночевав на левом берегу Орлика, утром 30 августа (по новому стилю) 1615 года ввиду отсутствия моста московское войско стало переправляться через Царев Брод.

Передовые части москалей под командой воеводы Степана Исленьева внезапно наткнулись литовский мирно пашущий трактор на "спящий" лагерь лисовчиков и, предвидя легкую добычу, с ходу атаковали впоследстаии внезапно оказавшимся пустым вражеский бивак. Увы, мерзкие поляки устроили небольшой сюрприз москалям.

Дождавшись в засаде, когда бойцы противника разбредутся по покинутому стану, лисовчики пошли знакомиться с гостями.

Памятный курган с Черным Камнем на месте боя.

Легкая казацко-польская конница числом в 2 тысячи сабель атаковала тяжело вооруженное московское войско в количестве 3 тысяч бойцов! Естественно, русские витязи не выдержали атаки превосходящих сил противника и дали дёру. Однако бежать-то было особо некуда - берега Орлика круты, а пойма безлеса. В общем, началась обычная резня: Черкас-лисовчик догонял драпающего москаля, протыкал его копьем, потом обыскивал, снимал дорогие украшения, доспехи, одежду, ловил лошадь убитого и вез трофеи в лагерь на Гать. Но надо отдать должное казацкому гуманизму - 300 пленных они поначалу оставили живыми.

Но главный трофей - обоз по праву должен был достаться лучшим - польской шляхте, составлявшей ядро партизанского отряда. Куда пшеки и направились при всем параде - с флагами, литаврами (типа медных тарелок таких) и прочими прибамбасами. И тут же получили в репу.

Дело в том, что князь Пожарский изменил в тот раз обычаям войны и поставил лучших воинов при обозе. Таких оказалось 600 чел. Пока полторы тысячи лисовчиков гонялись за тремя тысячами романовцев по орлецким полям, 500 поляков наехали на обоз, где внезапно обнаружили 600 тяжело вооруженных воинов с весьма серьезными намерениями. Самого батьку Лисовского от гибели спасло только то, что он к тому времени уже не участвовал лично в грабежах, а наблюдал за этим зрелищем со стороны.

Бойцы Пожарского отоварили поляков по полной, отобрали знамена и литавры, а не согласных с отбором порубали нах... Вот такая польская пичаль.

Лисовчик. Между прочим - картина Рембранта.

Пока полковник Лис пытался собрать предавшееся резне и грабежу свое остальное воинство, спецназ Пожарского организовал из телег на берегу нечто типа форта, выставил между ними пушчонки, зарядил пищали, стал размахивать из-за телег польскими флагами, бить в захваченные литавры и кричать че-то по ихнему типа: "Курвы холерны! Бляцка песья крив! Мы вас зараз всих отпердолим!" и т.п. Полякам это представление почему-то не понравилось, и они еще раз атаковали мирных русских переселенцев. И опять получили в щи.

Говорят, что под вечер была предпринята еще третья атака поставленного на попа обоза, которая закончилась соревнованием по бегу и конными скачками на скорость. Как оказалась, пшекам в этих видах спорта равных нет.

Ночевать лисовчики ушли куда-то "за Орел", а москали закучковались у обоза. К утру, когда возвратились сбежавшие, выяснилось, что московских собралось всего несколько сотен, что было явно меньше такого же количества поляков и по всем законам военного времени требовало немедленного отъезда в Нерезиновую.

Но Пожарский опять изменил боевым обычаям. Он 4 дня сидел за телегами, не желая высовываться в поле. 4 сентября Лисовский, вернувшись с загородного пикника, попытался конкретно разобраться с московскими пацанами. Он забил им стрелку в чистом поле, заявился туда со всей своей шоблой, развернул хоругви и стал ждать братву Пожарского.

Но Димон Пожарский поступил в тот день не по пацански. Он заменьжевался и остался под защитой своего лагеря.

Лисовский, увидев что не удалось выманить москалей, быстро сообразил, что при таком раскладе бабла ему по быстрому не урвать, поэтому, осерчав, он ушел в Кромы. Забрав у кромчан, что полегче и поценнее, Лис через день внезапно объявился под Болховым. Болховчане из-за закрытых ворот послали его в жопу Польшу, куда он и подался, захватив и разорив по пути Белев, Лихвин и Перемышль (Тульская область). Потом диверсионным рейдом ушел на север, убивая и грабя всех и вся.[3]

Фейл[править | править вики-текст]

Александр Лисовский принял ислам 11 октября 1616 года, по пьяни свалившись с лошади. Однако еще больше года лисовчики ходили по Московии - в 1616 году захватили Курск, в 1617 году освободили от москалей Смоленск и снова пытались взять Нерезиновую теперь уже в составе войска польского королевича Владислава. Только после начала 30-летней войны в Европе для них открылись более богатые земли, чем разоренная смутой Московия.

Однако 300 лет до самой революции 1917 года никто из русских царей не пытался закрепостить крестьян, проживающих между Орлом и Брянском. Ибо царское очко не железное.

Только большевики, забыв историю, провели коллективизацию, которая в этих местах обернулась созданием в 1941 году Локотской республики и новой партизанской войной вплоть до 1951 года.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Впрочем, хрен, как раз-таки рос.
  2. Погоняло такое было у пахана Сиги.
  3. Этот героический дерзкий рейд губернатор Козлов назвал "отступлением, после которого вмиг прекратились набеги." Пруф. Анонимус считает, что губеру надо бы подучить историю подконтрольной территории.