Дзержинский Феликс Эдмундович

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Хорошо сидит!

Дзержинский Феликс Эдмундович - металлический рулевой "кrовагой гэбни".

Пацан к успеху шёл[править | править вики-текст]

Старинная орлецкая кича.
Фота слямзена из музея ФСБ.

Карьеру начал с того, что еще мальчиком, играя с ружьем, случайно застрелил свою сестру Вангду... А потом пошло-поехало: «Право расстрела для ЧК чрезвычайно важно», — писал Дзержинский.

В молодости склонялся к католическому фанатизму и одно время даже хотел вступить в орден иезуитов. В 1895 промахнулся и вступил в Литовскую социал-демократическую организацию, в 1900 — в Социал-демократию Королевства Польши и Литвы (СДКПиЛ). Неоднократно арестовывался, дважды бежал, несколько раз освобождался по амнистии; провел в общей сложности на каторге и в ссылке 11 лет. С 1914 отбывал в Орловском каторжном централе 3 года каторги.[1]

Создав ЧК, Феликс с упоением вспоминал годы, проведенные в Орлеце. Собственно поэтому Орлецкий централ так и остался централом, сменив надзирателей. Подписывая очередной расстрельный приговор Феликс любил приложиться к любимому балтийскому чаю (кокаин с водкой). ИЧСХ история в очередной раз доказала - наркоманы долго не живут.


В Орле его посадили[править | править вики-текст]

Где-то в конце советских времен британские ученые решили провести эксперимент на тему "Можно ли посадить памятник, вопреки известному утверждению". Оказалось - можно. Памятник до сих пор сидит. И именно поэтому его не постигла печальная судьба того, что стоял в Нерезиновой у Детского Мира.

Как-то кун обнаружил то, что Феликс (который памятник) умеет менять окраску и приспосабливаться к цвету здания ФСБ: когда оно было серым - Эдмундыч тоже был серым, стоило зданию сменить цвет на желтый - Феликс тут же сменил цвет на бронзовый.

Говорят, что когда сотрудникам здания за его спиной говорят: "Это залет, воин", у ног Железного Феликса появляются цветы.





  1. Там же сидел и Николай Чеплов - и вот что характерно: и Чеплов и Дзержинский сидят до сих пор, только в разных местах. Коля - в Нарышкино, а Феля - напротив УФСБ. Чеплов, кажись, уже вышел, а вот Фелю до сих пор не отпускают даже по УДО.