Банда Ивана Жердова

Материал из Орлец - свободная орловская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Банда Ивана Жердова - яркий вклад в мировую анархию в исполнении орловского быдла.

Ветеран кровавого замеса[править | править вики-текст]

В начале октября 1919 года части Белой Добровольческой армии ворвались на просторы Орловской губернии. Несмотря на успешное продвижение к Нерезиновску, белые вояки несли существенные потери. Благо часть местных крестьян решила сыграть роль пушечного мяса за совершенно мизерные гонорары под руководством режиссёра Антона Деникина. Среди таковых крестьян оказался 22-летний Иван Егорович Жердов, уроженец Тросняской волости Малоархангельского уезда. Этот паренёк в кровавой сваре сразу же проявил исключительные лидерские способности. Это заметило белое командование и произвело Ванюшу в унтер-офицеры.

Быть унтер-офицером в то лихое время - это значит держать полторы дюжины голодных мужиков-вояк в кулаке и при этом умудряться через раз выполнять ещё и приказы начальства. В наше время далеко не всякому дадут сержантские лычки, а во время Гражданской войны никакой омега-задрот даже при помощи злата не мог получить должность младшего боевого командира, ибо это залог выживания в условиях мясорубки.

На протяжении шести недель восемьдесят пять тысяч мужиков играли со смертью в подкидного дурака на полях Орляндии. Больше трети из них уже никогда не возьмёт в руки карты. За всю предыдущую многовековую историю на Орловщине не происходило более массового холивара. О накале споров по поводу претензий на местную регистрацию свидетельствует тот факт, что захудалый городишко Кромы трижды переходил из рук в руки.

Вот в таких условиях прокачивал свои скиллы родоначальник орловского анархизма Иван Жердов. В конце концов белые медленно, но уверенно начали отступать на юг. После того, как соседний Курск вновь стал красным, Ванёк понял, что пора положить на всё это Белое движение. Жердов поменял карьеру унтер-офицера на профессию дезертира и был таков.

Тюрьмы реально перевоспитывают[править | править вики-текст]

Помыкавшись, Жердов вернулся в родные палестины. Но малая родина приняла блудного сына как злая мачеха. Крестьян, бывших на службе у белых, не жаловали - на нормальную работу не устроиться, а в деревне, вкалывая на земле, необходимо платить продовольственный налог, причём весьма существенный. Амбиции и лидерские задатки вскружили Ваньку голову. Работать на бывших врагов? Ни за что! И занялся Жердов воровством. Совершив несколько небольших краж и попутно одно убийство, он был схвачен и отправлен в Кромскую тюрьму. Другой бы сломался от такого поворота судьбы, но только не наш Иван. Как показало недалёкое будущее, сломалась-таки Кромская тюрьма.

Ваньку в тюрьме явно не понравилось. Петушиных и воровских традиций в захолустной уездной тюрьме не было, но атмосфера была не та, душевного понимания, видать, там было мало. В начале радужного 1923 года Иван Егорович убил часового, такова жизнь - часовых иногда убивают, и в этом не было ничего примечательного. Но не таков был Жердов, чтобы ограничиться простым банальным побегом. Ванюша заодно отправил в лучший мир начальника Кромской тюрьмы, и спровоцировал восстание зеков, которое закончилось WiN-ом. [1].

Вот тут и родилась орловская анархия. Правда, роды не получились, но выкидыш был явным. Жердов на импровизированном сходе предложил держаться вместе и заняться на досуге ликвидацией коммунистов и лиц, занимающих высокие посты в Орляндии, ибо справедливость, хуле. А для пущей наглядности призвал, в первую очередь, расквитаться с теми работниками милиции, кто их в эту тюрьму упрятал. Идея нашла отклик в сердцах кромских заключенных. Не прошло и месяца, как новые сыны свободы расправились со своими "обидчиками".

ГПУ против быдлоанархии: 1000 дней взаимного ада[править | править вики-текст]

Вскорости выяснилось, что профессия «милиционер» на Орловщине стала ассоциироваться в мировых философских кругах с термином «косвенный суицид». Редкий работник милиции Кромского и Малоархангельского уездов доживал до своего пятого оклада. Кромская тюрьма сделала своё воспитательное дело: злость, помноженная на месть, уничтожала местных коммунистов и работников силовых структур на раз. Дело в том, что, как тебе известно, анонимус, отмороженные долго не живут, но, когда они объединяются, долго не живут те, кто борется с отмороженными. Наши земляки создали своеобразную банду, где было аж целых два авторитета. Решения принимались почти коллегиально, приблизительно так же, как в современной Государственной Думе - высказывались все, но результат был немного предсказуем.

Вторым авторитетом анархической ватаги был Герасим Иванович Корытин, из местных малоархангельских крестьян. Он был ровесник Жердову, но обладал неоценимым качеством, которое необходимо, когда идёшь по тропе уничтожения несогласных - это жестокость, возведённая в культ. Ведь именно страх держит многих в подчинении. Отсутствие страха порождает неограниченную свободу. И наши земляки освободились от опеки новой красной власти. Орловцы перестали бояться советскую милицию. Ну что она может сделать - в худшем случае - тупо расстрелять, а Корытин мог удавить на собственных кишках детей коммунаров и тех, кто им помогал. Причём чувак не был знаком с политикой китайской компартии и не использовал предупреждения.

Сама банда Жердова-Корытина в лучшие свои времена насчитывала пятьдесят человек, но сочувствовали ей тысячи, а из-за страха быть замученными вынуждены были становиться соучастниками многие сотни.

Местные волостные и уездные власти обратились за помощью к военным. В то время в Малоархангельске была расквартирована часть особого назначения за № 215. Военные принялись охотиться за анархистами, но столкнулись с проблемой, которая их напрягала по самое не хочу. Дело в том, что эти анархисты не были агентами госдепа, а были простыми местными быдланами, поэтому хорошо знали каждый овраг, лес, хутор и множество неведомых троп вокруг источника Оки.

В итоге легендарную банду накрывали несколько раз, но заканчивалось всё обычными лихими перестрелками и бесплодными погонями. Причём 215 часть действовала по всем правилам агентурной разведки. Вот пример майской операции 1923 года:Секретное донесение командиру штаба ЧОН в Малоархангельске. По официальным сведениям, секретные места за бандитами установлены. Они имеют при себе пять подвод и один конный. Срочный приезд отряда ЧОН к 23-часам ночью даст возможность поймать банду. Если банда попытается скрыться в лесу, нужен будет пулемёт. Примите меры к высылке отряда через село Луковец.Но даже грамотно спланированная операция, приводила лишь к трупам с обоих сторон, и полной ликвидации осуществить не удавалось.

Через год охоты произошёл достойный эпический бой между анархистами с одной стороны и военными, работниками милиции, партийцами - с другой. Юниты закончились у Анархии, но Жердова и Корытина накормить свинцом не случилось. И вот тут математика показала себя реально точной наукой, обосновав главное правило - нет никаких пределов, в том числе и насчёт отмороженности.

Орловская милиция, такая орловская[править | править вики-текст]

Недолго горевали Гера и Ваня, тут же сколотили новую банду. Но решили действовать более интересными методами. Задумали наносить удар по самому уязвимому - по детям, жёнам и родственникам ментов, партийцев, чоновцам. Причём ребята не гнушались сделать крюк в 50-60 км, чтобы навестить семью какого-нибудь прокурорского работника или коммунара.Приезжает такой прокурорский работник после дневной командировки домой, а его жена изнасилована. Но это мелочи. Изнасилование (хоть и осуждаемое) - это свойство человеческой цивилизации. Другое дело, как это осуществляли обозлённые орловские анархисты. Естественно, прилюдно - перед всей деревней. Но это ещё не самая фича. Встречает такой прокурорский работник заплаканную жену, доведённую до сумасшествия нервным срывом, а у той левая грудь на месте, а правой как не бывало. И местное население помогать тебе не хочет: "Сколько их было? Откуда приехали?". Никто не говорит. Ибо боятся, у многих тоже есть жёны и пока что с обоими грудями. Человек затмевает свой разум местью, а отсюда страдает работа, основанная зачастую на агентурных сведениях. И прокол за проколом.

Анархисты настолько зае@али, что эффективностью орловской милиции заинтересовались на самом верху. И на поверку ситуация оказалась патовая. Дело в том, что молодая Советская Республика столкнулась с острым кадровым голодом в правоохранительных органах. Сегодня родственные связи реально опутали все органы: полиция, прокуратура, следственный комитет. И это преподносится не как коррумпированная составляющая общества, а как преемственность в профессии в рамках одной семьи. А в первые послереволюционные годы со старой полицией было покончено, причём во многих случаях физически.Поэтому набирали в молодую советскую милицию с "правильной" родословной, а также тех, кто проявил социалистическую сознательность во время гражданской войны, любил пострелять в белых, а под конец и в зелёных, а также тех, кто не так открыто предпочитал побаловаться самогоном. В итоге в Орловской губернии доблестные органы наводнились быдлом. И лишь некоторые из них пытались чему-то научиться. На должность старшего милиционера по уезду вынуждены были ставить человека, который умел писать и быстренько закончил годичные курсы по подготовке милиционеров, и не бухал на работе. Сам понимаешь, анонимус, что таких персонажей и тогда и сейчас в наших землях было немного. На волостном уровне - вообще в этом плане был мрак.

В Москву доносили следующие результаты проверки:

1)Крайняя текучесть кадров личного состава орловской милиции.

2)Отсутствие дисциплины, которая проявляется в неисполнении приказов, нарушении правил постовой службы, а также появлении в публичных местах в состоянии опьянения. Только за одно лето 1924 года было выявлено 55 алкоголиков в рядах тех, кто по идее должен иметь горячее сердце, холодную голову и как минимум не очень грязные руки. Но их не увольняли, а накладывали взыскания, ибо замена была бы не лучшего качества.

3)Не было дано никаких руководящих указаний по вопросу розысков на основании заявлений частных лиц, поэтому по ним не было дел, либо взималась плата за производство розысков. Ничего не напоминает?

4)Особая тема, которая всплыла в ходе проверки - что Орловская губерния в 1924 году являлась рассадником проституции. Последней каплей ревизоров стало совещание при Здравотделе от 24 ноября, на котором представитель милиции заявил, что притонов разврата в г. Орле не имеется. Между тем как по данным Угрозыска ежемесячно раскрывается два-три притона , и это только в одном губернском городе.Вывод проверки был безапелляционен:Борьба с проституцией и другими видами социального паразитизма в Орловской губернии отсутствует вовсе.

Но всё это было бы плохо, но не ужасно, если бы не ещё одна бяка. Быдлоанархисты имели свою контрразведку. Агенты угрозыска, под влиянием страха и обогащения, пособляли Жердову и Корытину информацией, которая делала их неуловимыми, а следовательно в глазах масс - легендарными.

В итоге, реально опасаясь за свою безопасность, кромские, малоархангельские и дмитровские члены РКП(б)запросили оружия и патронов к нему (хотя бы наганы!). Далее ситуация стало развиваться ещё интересней. В ряде волостей местными партийными комитетами стали создаваться отряды самообороны и появляться следующие постановления:Ввиду того, что милиция самостоятельно не в состоянии вести борьбу с бандитами, настоящее общее собрание находит необходимым просить Уездный комитет разрешения о создании коммунистического отряда для ликвидации банды. Причём милиция 3-его района должна влиться в означенный отряд в полное его распоряжение. (текст и орфографии оригинала сохранены) Но такая политика способствовала более эффективной обороне, но не ликвидации анархии. А свою прямую работу коммунары вынуждены были забросить. Пересказывать всю суть проходящего бессмысленно. В общем, в ряде волостей Орловщины воцарилась старая добрая анархия (полное безвластие). Вот как оправдывалась губерния перед Москвой по этому поводу:

Много требовать от Троснянского волостного исполнительного комитета нельзя, так как существующий бандитизм не даёт возможность нормально вести работу. Развернуть культурно-просветительскую деятельность не представляется возможным, вследствие существующего бандитизма...Слабость работы троснянских товарищей вызвана целым рядом причин:бандитизмом, отсутствием работников. Всё это не удовлетворительно отозвалось на работе.

Октябрь 1925 г.

Золото на службе у орловских анархистов[править | править вики-текст]

В то время для небогатых орловских деревень продовольственный налог был обременителен. Недоимки были частым явлением. А когда власть не в силах была потребовать эту уплату вследствие беспредела, очень многие крестьяне сочувственно относились к анархизму с бандитской окраской. Более того Жердов и Корытин смекнули, что и царские золотые рубли, и новые советские червонцы, да и прочее ценное барахло - это прекрасное средство даже в условиях коммунистического государства. Подкуп,материальная благодарность, скупка краденного - всё это отличные возможности обеспечить себе сторонников (в том числе и в доблестных органах), и надёжные схроны. Бандиты конфисковали запасы государственных магазинов и складов, а затем решили пошукать состоятельных граждан, которые были в ладах с новой властью.

Занимались анархисты и чисто государственным беспределом, от которого охреневали местные партийные власти. В то время не во всех волостных отделениях милиции была униформа. А у Людей Жердова её было предостаточно. И вот, бывало, переоденутся бандиты в милицейскую форму, и их теперь не отличить от настоящих, и поедут изымать продналог по деревням. Население уплатит и думает, что чисто перед советской Республикой. А те, кто не заплатил, иной раз получали пулю в лоб, как положено, театрально, перед строем. Вследствие таких раскладов, у селян гроздья гнева к орловской милиции поспевали лучше всякой пшеницы. Через некоторое время узнают об этом настоящие служители закона и ловят батхёрт, ибо больше ловить ничего не оставалось.

Более того, советская власть по молодости лет сама обожала конфискации, но ограничивалась зачастую допросами и обысками. А вот Герасим Корытин смог найти подход к семьям тех, кто не раскошелился полностью перед коммунарами. Например, летом 1925 года наши герои совершили налёт на семью Кофановых. Ранили Кофанову Домну и попытались выяснить у женщины, где её золото. Но Домна, будучи женщиной, стала ломаться. Герасим с товарищами нашёл к ней подход: отрубил её руку, и сердце женщины растаяло, она не только поведала, где её сбережения, но и указала, что драгоценности могут быть ещё у соседей Болотовых. Корытин проявил себя настоящим кавалером, он мог находить подход к каждой женщине. Елена Болотова оказалось более упёртой: отсечение руки не помогло, хохлома на груди с помощью ножа - тоже, но угроза убить её мать возымела действие - сбережения были найдены. Обе Болотовы, кстати, были убиты. Причём, женское красноречие нередко выдавало "золотую информацию": "Кто мог быть из её родственников агентом ГПУ?"

Как итог у людей Жердова были по тем временам солидные средства. Они приобретали выносливых скакунов, первоклассное оружие и ценную информацию, что в сочетании с местной лесостепью, страхом и сочувствием делало бессильными местные власти.

Более того, Ваня и Герасим любили баб. В этом вопросе деньги и авторитет сделали своё дело. Главари анархистов подобрали подруг под стать себе. Те так и норовили пострелять в коммунистов и попытать ментовских и партийных жён, но главным образом обожали новые наряды и украшения. Были они молодые, задористые, сисястые, и так и не дожили до со своей 27 весны (причём,это касается самой старшей, младшей - вообще, был 21 год)

Москва берёт дело в свои руки[править | править вики-текст]

К осени 1925 года, начитавшись нелицеприятных докладов и прямых просьб о помощи, тяжелобольной Феликс Дзержинский понял, что на орловскую милицию надеяться бесполезно, и надо заканчивать с орловским быдлоанархизмом. Была разработана секретная операция по внедрению в знаменитую банду профессионалов экстракласса, сменены методы агентурной работы - строгое подчинение центру, и никакой орловской самодеятельности. ГПУ решило взять на вооружение старый принцип - не можешь победить,- возглавь.

Внедрение прошло на ура. Но вот возглавить анархизм не получилось. Иван Жердов был лидером от природы, можно сказать, национальным лидером, но не вся нация это понимала. Убить или поймать Ванюшу не удавалось московским чекистам на протяжении трёх месяцев, но успехи определённые были. Много бандитских явочных хат и схронов было похерено, много пособников было арестовано, и все понимали, что финал истории не за горами. К ноябрю 1925 года расклад был таков - Орловская губерния Советской Республики против Банды Жердова-Корытина: 120 милиционеров, партийцев и сочувствующих им крестьян, часто вместе с семьями были ликвидированы анархистами, в свою очередь 80 приверженцев чёрного знамени были арестованы , а семь из них расстреляны. Всё это, не считая рутинной работы - банальных перестрелок в орловских перелесках.

Лидеры быдлоанархизма поняли, что Орловщина уже не та, пора менять место дислокации. Выбор пал на соседнюю Курскую губернию. Но Курское ГПУ от подобного визита решило откреститься, несмотря ни на какие жертвы собственных сотрудников. Курские милиционеры понаставили кордонов, посему орловской анархии было суждено умереть на родине. У деревни Тёплое (нынешний Поныревский район Курской области)произошёл последний жёсткий холивар. Курские чекисты, хоть и словили несколько пуль телом, но Ваньку с его людьми в южную губернию не пустили.

Орловские любители безграничной свободы резко свернули на север, и, преодолев 45 км за полдня, расположились в селе Тагино (современный Глазуновский район)в доме православного дьяка.

Роль представителей православной церкви[править | править вики-текст]

Вообще местная православная церковь сочувственно относилась к орловским анархистам и обладала отличной сетью своих агентов, которая зачастую переигрывала красных милиционеров. Так, например, резолюция по секретной части орловских гпушников была "криком души": из 56 осведомителей даёт сводки только 7 человек. Так что орловские анархисты ценили православных, а те отвечали им взаимностью.

Более того, в одно время в банде был поп, который ходил на грабёж вместе с двумя своими сыновьями, справедливо имея при дележе свою долю экспроприированной добычи. Поэтому, когда Большой 3,14здец стал маячить над Ванькиной бандой, анархисты не стали обращаться за помощью к Б-гу, а обратились к служителям православной церкви.

Был в селе Тагино дьяк (в миру Минаков Стефан Митрофанович), помогал Жердову по мере своих сил и возможностей. Но Ванюшка оказался совсем безбашенным. В порыве страсти он порвал плёнку дочки дьяка, та пожаловалась отцу, но тот виду не подал, а решил дождаться своего часа - и дождался. В ночь со 2-ого на 3-е декабря дьячок донёс в компетентные органы, что у него на ночлег остановилась уставшая банда. Москвичи быстро организовали выпил - закидали дом гранатами. Правда, у чекистов даже здесь была оказия - тяжёлое ранение получил московский сотрудник Агеев.

Далее данные о банде расходятся. По одним свидетельствам, было убито 7 человек (3 мужчин и 4 женщины) и двое, один из которых ранен, - взяты в плен. Список анархистских трупов прилагается:

  • Иван Жердов (он же Чубчик)
  • Герасим Корытин
  • Семён Забелин
  • Мария Снегирёва (Маруська)
  • Ольга Баринова
  • Софья Тихойкина
  • Клавдия Подшивалова
  • Кузьма Дородных - ранен, пленён
  • Аким Китаев - пленён.

По другим данным, зафиксировано, что Жердов вместе со своей любовницей Марией Снегирёвой смог прорваться через окно и скрыться в ночном лесу. Казалось бы, последняя версия чересчур романтичная, но в её пользу свидетельствует тот факт, что дело Жердова было прекращено только в мае 1926 года в связи со смертью фигуранта. А далее всякой романтике приходит конец. По свидетельствам очевидцев, Иван Егорович опасался, что его бабе вскоре надоест жить в зимних лесах, и она на него донесёт, спасая свою изнеженную шкуру. Из опыта Жердов знал, что мёртвые не разговорчивы, и убил Машу. Активировав несколько заначек с ценностями, Ванюша решил покинуть Россию и начать строить бандитский анархизм за границей. Родина ему этого не простила - он напоролся на милицейский кордон, был схвачен и при попытке побега убит.

Местные крестьяне не верили властям, что Корытина и Жердова накормили свинцом. Пришлось выставлять фотографии трупов главарей на всеобщее обозрение. Но была и раздача пряников: выжившие работники малоархангельской и кромской милиции, а также чекисты из столицы получили благодарность, материальное вознаграждение, наградное боевое оружие и памятные часы.

Вот такой он, суровый орловский быдлоанархизм.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Именно поэтому Железный Дзержинский в Орле светится, как бронзовый - до сих пор от стыда краснеет и окисляется